Павел Асс
Музей профессора Плейшнера
Чем знаменита Швейцария? Конечно же, своими многочисленными банками, где хранят деньги все миллионеры мира. ещё — своим Женевским озером, одним из прекраснейших озер Европы. Да, пожалуй, горнолыжными курортами в Альпах, равных которым нет больше нигде.
В декабре прошлого года в Швейцарии появилась новая достопримечательность. В столице Швейцарии Берне, на Цветочной улице открылся музей профессора Плейшнера. Да, да, того самого профессора, которого штандартенфюрер СС фон Штирлиц (он же полковник Исаев) отправил в качестве связного в Берн, а Плейшнер из-за склероза не заметил цветочного горшка на подоконнике — знака того, что явка провалена.
Швейцария — маленькая страна и в третьей мировой войне участия не принимала. Поэтому каждый герой, совершивший подвиг на территории Швейцарии, глубоко почитается швейцарцами. Профессор Плейшнер, отдавший жизнь за дело мира, — один из них. Швейцарцев не смущает, что это вымышленный литературный персонаж. Ведь в Лондоне имеется музей Шерлока Холмса на Бейкер-стрит, и то, что Холмса выдумал сэр Артур Конан-Дойль, не мешает англичанам гордиться своим знаменитым соотечественником.
Идея создания такого музея принадлежит Юргену Зенгелю, продавцу птичек, напротив магазина которого находился дом, откуда так удачно выпал профессор Плейшнер. Когда-то давно известный писатель Юлиан Семенов заходил в этот магазинчик, долго разглядывал дом напротив, что записывал в свой блокнот, после чего купил большого красного попугая. Попугай от писателя улетел и вернулся назад в магазин. Из общения с Юлианом Семеновым птица вынесла несколько фраз на русском языке, в том числе «Дай сухар-рик!», «Ну ты и жмотяр-ра!». Большинство остальных фраз — неприличные.
Через несколько лет после выхода книги «Семнадцать мгновений весны», очень популярной в Швейцарии, господин Зенгель скопил достаточно денег, купил дом напротив и, переоборудовав все внутри, стал директором музея. Знаменитый попугай сидит на жердочке в прихожей и, лениво приоткрывая один глаз, изредка восклицает на чистом русском языке: «Явка пр-ровалена!»
На церемонии открытия музея присутствовали президент Швейцарии, члены правительства, мэр Берна, владельцы крупнейших банков и посол России. Хотя на просьбу швейцарского правительства наградить профессора Плейшнера посмертно орденом Ленина правительство России не ответило, тем не менее посол России торжественно наградил Плейшнера медалью «За отвагу», которую посол лично купил у спекулянтов на Арбате.
Собственно, музей профессора Плейшнера можно было бы назвать музеем Исаева-Штирлица. Но скромные швейцарцы считают, что честь создания музея Штирлица принадлежит России, поэтому они выбрали себе героя попроще. Тем не менее в главном зале музея кроме самого Плейшнера стоят восковые фигуры знаменитого советского разведчика и его лучшего агента пастора Шлага, а также фигуры фашистов, с которыми Штирлицу приходилось общаться по работе — Мюллера, Бормана, Шелленберга, Айсмана, Холтоффа и даже Адольфа Гитлера. Гитлера швейцарцы не любят, поэтому некогда великий фюрер стоит лицом к стене, а каждый желающий может дать ему пинка за каких-то сто швейцарских франков.
Кроме восковых фигур, в экспозиции музея находятся многочисленные экспонаты, имеющие непосредственное отношение к профессору Плейшнеру и его руководителю Штирлицу. Это макет глаз профессора, которые по одной из легенд Штирлиц поднял с мостовой, блок сигарет с ядом, который принял профессор перед тем, как выброситься из окна, лыжи пастора Шлага, на которых пастор так и не научился ходить, повязка одноглазого гестаповца Айсмана, осколки бутылки, которой Штирлиц дал по голове Холтоффу, отпечатки пальцев Штирлица, снятые Мюллером с чемодана русской радистки, сам чемодан с рацией, причем рация — в рабочем состоянии, левое переднее колесо от машины Штирлица. И многочисленные пароли, что явка провалена, о чем так любит сообщать попугай Юлиана Семенова. На одном окне стоят тринадцать цветочных горшков, на другом — тридцать три сломанных утюга. На специально вбитом в стенку гвозде висит настоящая фуражка штандартенфюрера СС фон Штирлица.
Директор музея господин Зенгель очень гордится своим собранием книг про Штирлица. В ней насчитывается около сорока изданий «Семнадцати мгновений весны» и множество изданий других книг, где также фигурирует советский разведчик. Особое место в коллекции занимают анекдоты про полковника Исаева. Их в коллекции директора музея около трехсот. Сам господин Зенгель русского языка не знает, но имеет переводы всех анекдотов на три государственных языка Швейцарии — немецкий, французский, итальянский. И хотя, по его признанию, русский юмор ему не понятен, директор музея неизменно сопровождает каждый анекдот громким счастливым смехом.
Стены музея расписаны сценами из жизни русского разведчика. Штирлиц стреляет в упор. Штирлиц отмечает 23 февраля, упав лицом в салат. Штирлиц раскидывает мозгами. Штирлиц в лесу натыкается на сук. Штирлиц отважно вскрывает сейф в бункере Гитлера. Гестапо обкладывает все выходы, а Штирлиц выходит через вход. И так далее.
В одном из залов музея на большом экране телевизора непрерывно крутится фрагмент из советского фильма, где профессор Плейшнер попадает в засаду. Фашистская контрразведка уже почти празднует победу, ан нет! Облажавшийся с цветочным горшком, но храбрый профессор Плейшнер успевает достать из портсигара и съесть сигарету с ядом, заботливо выданную ему Штирлицем, а затем выпадает из окна, оставив нацистов с носом. Эта сцена неизменно вызывает у зрителей взрыв энтузиазма, они радостно хлопают в ладоши и идут в бар пить пиво.
На первом этаже музея расположен бар, в котором всегда имеется в продаже свежая русская водка, жигулевское пиво и папиросы «Беломор-канал», столь любимые советским разведчиком. Тут же можно откушать истинно русские блюда, такие как щи из квашеной капусты на слабеньком бульоне из костей, макароны по-флотски без мяса, бутерброды из кильки балтийской глазастой с сухим черным хлебом, яйца всмятку, яйца в мешочек, яйца вкрутую и взбитая яичница, компот из сухофруктов, разбавленный водой из-под крана, блины с кабачковой икрой, чай грузинский из веника первого сорта и много других деликатесов. В баре — уютный полумрак и постоянно звучит грустная музыка. «Не думай о секундах свысока...»
Вместо принятой в музеях мира книги отзывов для посетителей, господин Зенгель решил отвести для этой цели всю лестничную клетку, разрешив писать отзывы цветными фломастерами прямо на стенах. А так как в Швейцарию приезжает все больше и больше русских туристов и бизнесменов, то лестничная клетка понемногу становится похожа на типично русские подъезды, а господин Зенгель, наконец-то, начал по этим надписям учить русский язык.
Если судьба забросит вас в Берн, не забудьте посетить музей профессора Плейшнера, отдать дань уважения тем, кто когда-то отдал жизнь за наше светлое будущее...
И я там был, и водку пил, съел один блин, валюта кончилась, и больше ни на что денег не хватило. Пора бы и нам, великой Родине великого разведчика Штирлица, задуматься о том, чтобы создать подобный музей.

  © PANB.RU