Павел Асс
Эротическая сказка
Литератор Дамкин ворвался в комнату, как ураган. Его соавтор литератор Стрекозов удивленно поднял голову от интересной фантастической книжки, которую у них забыл их друг Карамелькин.
— Стрекозов! — радостно сообщил Дамкин. — Ты слышал?
— Нет, а что?
— Я нарыл литературный заказ для эротического журнала «Плэйбой»!
— И что, интересно, мы можем написать для «Плэйбоя»? — с сомнением спросил Стрекозов. — Похождения литератора Дамкина по бабам-с?
— Имеется заказ написать эротическую пародию на какую-нибудь сказку! — выдохнул Дамкин и уселся в кресло.
— И ты считаешь, мы можем это сделать?
— Почему нет? — удивился Дамкин.
— Да потому, что любая наша пародийная идея на сексуальные темы тут же перетечет в порнографию. Ты сам подумай, Дамкин, разве ты сумеешь обойтись без пошлостей?
— Ну-у, — протянул Дамкин. — Вот, скажем, история Золушки и прекрасного принца с хрустальной туфелькой. Какую тут можно придумать пошлость?
— Молоденькая девушка страдает от отсутствия любовника и тайком мастурбирует у камина. Две ее сестры-лесбиянки занимаются любовью друг с другом. Мачеха изменяет отцу направо-налево. Тут король страны объявляет бал, потому как наследный принц — импотент, и та девушка, которая сумеет расшевелить принца, станет его женой...
— Стоп! — воскликнул Дамкин. — Этот сюжет нам не подходит. Действительно, очень пошло. А вот, например, Бременские музыканты.
Стрекозов пожал плечами.
— Зоофил трубадур живет с котом, собакой, ослом и петухом. Выступая во дворце, он знакомится с принцессой, они проводят ночь любви, но принцесса не удовлетворяет извращенца-трубадура, и он сбегает со своими старыми любовниками. Однако, принцессе во дворце скучно, вокруг одни импотенты, и она бежит следом за возлюбленным...
— Н-да, — молвил Дамкин. — А про волшебную лампу Аладдина?
— Задроченный подросток Аладдин, которого все вокруг дразнят «урюком», занимается онанизмом. Его застает за этим занятием злой колдун и, притворяясь гомосексуалистом, соблазняет мальчика забраться в пещеру и достать оттуда лампу, якобы для освещения их любовных игр...
— Пошлятина, — согласился Дамкин. — Малыш и Карлсон?
— Педофил Карлсон грязно пристает к Малышу, приговаривая «Спокойствие, только спокойствие! Ерунда, дело житейское!»...
— Красная Шапочка?
— Ещё хуже. «Почему у тебя такой большой член?» — спрашивает девочка у серого волка...
— Фу!
— А я тебе что говорил?
Дамкин задумчиво почесал затылок и, загибая пальцы, перечислил:
— Стойкий оловянный солдатик...
— Задумайся, что это в солдатике может быть стойкого?
— Дюймовочка...
— Это явно про член не больше дюйма в длину, который ищет для себя подходящую...
— Три толстяка...
— Групповуха.
— Ты прав! — сдался Дамкин. — Действительно, без пошлости и порнографии написать эротическую пародию мы не сумеем!
— Я всегда прав, — гордо заявил Стрекозов, — ну, может быть, кроме тех случаев, когда я не прав, — и литератор вернулся к чтению интересной книжки, от которой его оторвал соавтор.

  © PANB.RU