Павел Асс
Инжир
Из серии «Рассказы про Гурзуф»

Солнце вставало над Аю-Дагом. Ахмед-ходжа сидел на веранде собственного дома и глядел на восход. Он давно уже привык рано вставать и, глядя на новорожденное солнце над Медведь-горой, вспоминать прекрасные строки талантливого Хорезми.
Перед Ахмед-ходжой стояло полное блюдо инжира. Налитые соком темные плоды так и просились в рот.
«М-м! Какой вкусный инжир, — думал Ахмед-ходжа, надкусывая сладкую мякоть. — Сладкий, ароматный. Как девушка!»
При мысли о девушке, Ахмед-ходжа оживился.
— Махмуд! — позвал он.
— Слушаю и повинуюсь, хозяин! — возник на пороге слуга.
— Э-э... — протянул Ахмед-ходжа. — А скажи-ка, Махмуд, как там моя новая русская наложница, что приобрел я вчера у Мухамеда-Али?
— О! — лицо Махмуда изобразило подлинное наслаждение. — Просто великолепна, хозяин. Ароматная, сладкая, как инжир!
— Э-э! — воскликнул Ахмед-ходжа с подозрением. — А ты что, пробовал?
— Как можно, хозяин, — почтительно изогнулся Махмуд. — Вы же давно уже об этом мудро позаботились, лишив меня того, чем можно пробовать.
— А-а, — успокоился Ахмед-ходжа, вспомнив. — Действительно. А не сходить ли мне к ней прямо сейчас?
— Девушки из гарема всегда к вашим услугам, хозяин.
— Э-э... — молвил Ахмед-ходжа лениво. — Нет, лучше приведи ее ко мне в опочивальню.
— Слушаю и повинуюсь, хозяин! — поклонился Махмуд.
Ахмед-ходжа прошел в комнату и задумчиво прошелся около роскошной кровати.
Услужливый Махмуд ввел в опочивальню девушку. Лицо девушки было укрыто паранджой, тело скрыто под китайским халатом, расшитым золотыми цветами, но и под бесформенным халатом угадывались соблазнительные изгибы.
Взмахом ладони Ахмед-ходжа отослал слугу прочь, а сам подошел к девушке.
— Вай, какая красавица! — сказал он возбужденно и протянул руку к парандже.
Девушка, действительно, была прекрасна. Недаром вчера, когда они курили гашиш у Мухамеда-Али, его друг Ибрагим-бек так торговался из-за этой невольницы, но Ахмед-ходжа заплатил на десять динаров больше.
Ахмед-ходжа причмокнул и сделал попытку снять с девушки халат. Но та вдруг увернулась от его объятий и пребольно укусила за руку.
— Э-э! — обиженно воскликнул Ахмед-ходжа.
Девушка опять вырвалась из его рук и ещё больнее, а главное обиднее, укусила за нос.
— Махмуд! — визгливо вскричал Ахмед-ходжа.
— Я здесь, хозяин! — возник на пороге слуга, явно подсматривающий в щель.
— Э-э... — Ахмед-ходжа указал на девушку и на свой укушенный нос. — Непорядок, слушай!
— Понимаю, — кивнул Махмуд. — Прикажете выпороть?
— Выпороть, — согласился Ахмед-ходжа. — А потом продай ее Ибрагим-беку.
— Слушаю и повинуюсь, хозяин! — Махмуд схватил девушку за руку и выволок из опочивальни. Скоро со двора послышались сочные удары плетью по мягким местам, а Ахмед-ходжа, придвинув к себе блюдо с инжиром, начал кушать сочные плоды.
«М-м! Какой вкусный инжир, — думал он. — Сладкий, ароматный. Гораздо лучше девушки... Потому что не кусается...»
Солнце взошло над Аю-Дагом. В Юрзуфе начался новый жаркий день.

  © PANB.RU