Павел Асс
Шашлыков и НКВД
Однажды Шашлыков пришёл в гости к своему сослуживцу Абраму Зуммерману на день рождения. Сели за стол, выпили, как положено, закусили. Только жена Зуммермана побежала на кухню за своим фирменным блюдом — фаршированной рыбой, как раздался звонок в дверь.
— Это Рабинович! — радостно воскликнул Зуммерман, разливая водку по рюмкам. — Шашлыков, открой, а я ему штрафную налью! Дайте-ка мне вон тот большой стакан!
Шашлыков вышел в коридор, открыл дверь, а там — капитан НКВД, абсолютно на Рабиновича не похожий, и два милиционера с наганами. Лицо капитана было квадратным, как будто вырубленным из дубового полена, а физиономии милиционеров были отрешённо-тупые и равнодушные к происходящему.
— Абрам Зуммерман? — строго спросил капитан.
— Нет, я — Шашлыков, — смутился Шашлыков. — Я у Зуммермана в гостях.
— А где Зуммерман?
— В комнате, — махнул рукой Шашлыков, постепенно понимая, что фаршированной рыбы ему уже не попробовать.
Оставляя за собой грязные следы, капитан прошел в комнату. Увидев новых непрошеных гостей, Зуммерман сильно побледнел. Шумные гости испуганно притихли.
— Абрам Зуммерман? — громко прозвучал в тишине голос капитана.
— Я! — Зуммерман почему-то вытянулся по стойке «смирно».
— Собирайтесь! Вот ордер на ваш арест и обыск в вашей квартире.
Жена Зуммермана уронила на пол блюдо с рыбой и сама упала в обморок.
— За что? — удивлённо-высоким голосом спросил Зуммерман.
— Это ты сам расскажешь нам на допросе! — пошутил капитан.
Гости Зуммермана, побросав рюмки, спешно разбежались. Зуммермана тоже увели. Больше Шашлыков своего сослуживца никогда не видел...
Через пару недель поздно вечером Шашлыков сидел в кресле и читал «Правду». Обычно он газет не читал, но завтра его назначили проводить политинформацию, поэтому Шашлыков тщательно штудировал речь Иосифа Виссарионовича, безуспешно пытаясь понять, что всё-таки великий вождь хотел сказать. За окном шёл холодный осенний дождь. Шашлыков, наконец, скомкал газету, бросил её в угол и взял с полки томик любимого им Шекспира.
Позвонили в дверь, Шашлыков нехотя отложил книжку и пошёл открывать, ругаясь про себя, кого это принесло на ночь глядя, и размышляя, что русская пословица «Незваный гость хуже татарина» вполне справедлива.
За дверью стояли капитан НКВД и два милиционера. Капитан был другой, не тот, что арестовывал Зуммермана, но с таким же тупым, квадратным лицом. Нечего говорить, что и милиционеры были с наганами.
— Иван Шашлыков?
— Нет, я — Абрам Зуммерман! — неожиданно для себя соврал Шашлыков.
— А где Шашлыков?
— А хрен его знает! — Шашлыков махнул рукой и затараторил быстро, чтобы, не дай Бог, не спросили документы. — Я, понимаешь ли, у него комнату снимаю, дорого, гад, берёт, но жить где-то надо! А что он натворил?
— Не твоё дело, — важно бросил капитан.
— Он с меня за квартиру дерёт три шкуры, и это не моё дело? — обиженно воскликнул Шашлыков.
— Шпион он! — сообщил капитан. — Ясное дело, он не будет честному советскому человеку сдавать комнату за просто так.
— Я давно подозревал этого Шашлыкова, — заявил Шашлыков. — Английский шпион, не иначе как! Или, на худой конец, американский. Вот глянь, Шекспира читает. А мою любимую газету «Правда» скомкал и в угол зашвырнул, гнида белогвардейская! А вы водку пьёте, товарищ капитан? У Шашлыкова есть несколько бутылок, на день рождения припас...
— На службе не положено.
— Так ведь вы, наверно, обыск делать будете? Товарищи милиционеры будут искать следы шпионской деятельности, а мы с вами того-с... — Шашлыков щёлкнул себя по горлу и вопросительно взглянул на капитана.
Тот сглотнул.
— Ну... А, наливай! — и, бросив милиционерам «Приступайте!», прошёл за Шашлыковым на кухню.
— А может обыск пока не делать? — хитро прищурился Шашлыков. — Лучше засаду устроить и не шуметь. Он явится, ничего не подозревая, а вы его раз — и арестуете!
— Умно! — похвалил капитан. — Отставить обыск! — крикнул он милиционерам и доброжелательно посмотрел на Шашлыкова, который достал из шкафчика бутылку «Зубровки». — Это ты хорошо придумал. Жалко, что ты — Зуммерман, а то взяли бы тебя к нам в НКВД.
Шашлыков разлил «Зубровку» в две рюмки.
— За товарища Сталина! — провозгласил он и ловко опрокинул рюмку в рот.
Капитан тоже выпил, глазки его подобрели, нос покраснел.
— Между первой и второй промежуток небольшой! — сказал он, занюхивая рукавом.
— Точно, — кивнул Шашлыков и налил ещё. — За товарища Кагановича!
Они еще выпили. Шашлыков достал банку солёных огурцов, и они с капитаном дружно захрустели.
Милиционеры из комнаты с вожделением заглядывали на кухню и аппетитно смотрели на бутылку.
— Милиционерам нальём? — предложил добрый Шашлыков.
— Что? — возмутился капитан и, оглянулся. — Смирно! Выйти из квартиры и устроить засаду на улице! Как только Шашлыков войдёт в подъезд, пойти за ним и немедленно арестовать.
С недовольным видом милиционеры покинули квартиру.
— Халяву надо обрубать, — наставительно поднял палец капитан. — Эти менты пьют, как кони, а толку с них? Только водку переводить! Наливай!
— За товарища Ворошилова! — поднял рюмку Шашлыков. — А как Органы узнали, что Шашлыков — шпион?
— Органы знают всё! — с гордостью за родной наркомат произнёс капитан. — Наливай!
— За товарища Берия!
Шашлыков открыл новую бутылку.
— И много у нас в стране таких шпионов?
— Мно-ого! — протянул капитан, сочно закусывая огурцом. — В месяц по сто пятнадцать штук берём. План у нас. Сто пятнадцать шпионов в месяц, и никаких гвоздей!
— Откуда же столько взялось? — поразился Шашлыков. — Ведь социализм победил, люди должны быть всё сознательнее и сознательнее, как же они продолжают продаваться иностранным разведкам?
— Не скажи, — захмелевший капитан принял от Шашлыкова ещё одну рюмку. — Главное — взять человека и доставить куда положено, а он сам сознается, где, когда, как и на кого он начал работать. Не поверишь, встречаются шпионы, которые шпионят сразу на пять-шесть разведок!
— Ух ты! — удивился Шашлыков. — Полезная у вас, получается, работа.
— Дык! — расцвел капитан, гордый за себя и за свои Органы.
— За товарища Калинина! — предложил Шашлыков, вспомнив, как в детстве его мама кормила кашей «за бабушку, за дедушку».
Они выпили. Осоловевший капитан стукнул по столу кулаком. Его рюмка упала на пол и разбилась.
— Где ж этот Шашлыков? У нас завтра месяц кончается, а по плану еще одного гада надо! Всего сто четырнадцать арестовали!
— Скрывается, — сказал Шашлыков, подставив капитану гранёный стакан и вылив туда остатки водки из бутылки. — Вдруг заподозрил чего?
— Как он может заподозрить? — удивленно спросил капитан. — Ты бы смог заподозрить, что тебя завтра арестуют?
— Меня-то за что? — резонно заметил Шашлыков. — Я не шпион.
Капитан опрокинул свой стакан и передёрнулся. «Как бы его не стошнило, — опасливо подумал Шашлыков. — Пора выпроваживать.»
Капитан ухватился за бутылку и обнаружил, что она пуста.
— Ещё водка есть? — спросил он, икая. — Созрел тост.
Шашлыков вытащил из шкафчика последнюю бутылку «Зубровки».
— Предлагаю выпить за шпионов! — объявил капитан, пока Шашлыков наливал в его стакан. — Не было бы шпионов, зачем бы понадобился НКВД? Вкалывал бы я, как дурак, на заводе за станком или в деревне за плугом...
Через полчаса опустела и эта бутылка. Причём, почти всю её выпил капитан, который сидел за столом, покачиваясь и стараясь не упасть со стула.
— Я чувствую, Шашлыков сегодня не появится, — сказал Шашлыков. — Небось, к бабе какой пошёл ночевать.
— С-скотина! — заикаясь, выдавил капитан. — Где я теперь на ночь глядя шпиона поймаю?
— Завтра приходи. Авось Шашлыков и появится.
— З-завтра он мне уже на х-хер не нужен! — выкрикнул капитан и упал лицом об стол.
Шашлыков поднял шатающего капитана и, с трудом таща на себе его грузное тело, вышел на лестничную клетку.
Озлобленные милиционеры стояли отнюдь не на улице, а этажом ниже и, дымя «Беломором», ругались матом, что, мол, этот нехороший капитан пьёт водку, а их, бедных-несчастных, выгнал на улицу под дождь.
— Эй, мужики! — крикнул Шашлыков. — Ваш начальник тут слегка перекушал.
Милиционеры поднялись вверх и приняли у Шашлыкова храпящего капитана.
— Ужрался! — посетовал один. — Конь потный! А сто пятнадцатого шпиона так и не нашли!
— Так и нас посадить могут, — задумчиво поковырял в носу другой.
— А вы оформите этого капитана, как шпиона, — подкинул идейку Шашлыков. — Скажите, что в пьяном виде проболтался, что работает на уругвайскую разведку.
Милиционеры переглянулись.
— А что, — сказал первый. — Точно! Затесался гад в Органы, а сам шпион!
— Блин! — оценил второй. — Так и орден могут дать!
— А главное — план выполним! — с энтузиазмом сообщил первый, и они потащили новоявленного шпиона в машину.
Шашлыков проводил их взглядом и, подумал, что зря доктора твердят о вреде алкоголя. Уж ему-то, Шашлыкову, эти три бутылки водки вреда точно не принесли. И Шашлыков пошел домой.
Больше НКВД Шашлыкова не трогал.

  © PANB.RU