Павел Асс
Шашлыков и ниндзя
Надо сказать, Шашлыкова часто посылали. Один раз послали в Японию. Для обмена опытом. В составе делегации.
Вообще-то, от организации, где работал Шашлыков, должен был ехать парторг Иван Петрович, но за день до отъезда он заболел — сердце прихватило — и решили послать Шашлыкова, тем более, что Шашлыков собирал профсоюзные взносы.
Перед самой поездкой парторг вызвал Шашлыкова к себе в больницу.
— Эх, Шашлыков, боюсь я за тебя, — стенал он от мысли, какие страшные испытания ждут в капиталистической Японии неподготовленного Шашлыкова.
— Да ладно вам, Иван Петрович, — взволнованно успокаивал парторга Шашлыков. — Всё будет в порядке!
— Ты думаешь, я боюсь, что ты будешь ошарашен изобилием продуктов в японских магазинах? Бросишься закупать качественную японскую технику? Попадёшь в объятья развратных японских гейш? Нет! — Перечисляя соблазнительные японские прелести, Иван Петрович загибал пальцы на руке. — Это понятно, это со всеми случается. Я больше всего обеспокоен ниндзя.
— Чем?
— Ниндзя, — сказал Иван Петрович, — это такие японские мафиози. Совсем они в Японии, понимаешь, распоясались. Днём он человек, как человек, а ночью оденется во всё чёрное, закроет лицо вот так, — парторг закрыл ладонями верхнюю и нижнюю часть лица, отчего стал похож на бандита с большой дороги, — и ходит по улицам, убивая всех, кто его днём обидел. Именно поэтому Япония — страна вежливости. Все японцы широко улыбаются, кланяются и вежливо разговаривают. Но вот иностранцы об этом не знают. И нарываются. Особенно русские.
— Я не буду никого обижать, — пообещал Шашлыков. — Буду самым вежливым иностранцем в Японии.
— Это ещё не всё, — Иван Петрович помахал пальцем у носа Шашлыкова. — Многие, узнав о ниндзя, начинают их разыскивать.
— Зачем? — удивился Шашлыков.
— Японская полиция сама поймать ниндзя не может. Вот и находятся добровольные помощники, которые их выслеживают и наводят полицию. За это дают немалую награду. Другие говорят, что у этих ниндзя денег и всяких драгоценностей видимо-невидимо. И если аккуратно проследить, то можно узнать, где склад этих драгоценностей. Опасно, конечно, зато обеспечен будешь на всю оставшуюся жизнь. Третьи ищут ниндзя просто из любопытства, у нас-то таких нет!
— Я не буду искать ниндзя, — поклялся Шашлыков, подняв руку в приветствии «Но пасаран».
— Ладно, — успокоился парторг. — Теперь, после моих напутствий, я думаю, ты готов ехать в Японию. Я за тебя спокоен.
И Шашлыков поехал. Вернее, полетел на самолёте.
Естественно, первое, что сделал Шашлыков, прилетев в Страну Восходящего Солнца, — отправился искать ниндзя. Не для того, чтобы помочь полиции. На японскую полицию ему было наплевать, пусть сама выкручивается. И не для того, чтобы найти мифические сокровища. Не каждый же день ниндзя навещает свой тайник, а советская делегация приехала в Японию не надолго. Шашлыков искал ниндзя из любопытства. У нас-то таких нет!
— Ниндзя! — сказал Шашлыков первому попавшемуся японцу. Тот вежливо поклонился и указал на магазин игрушек.
— Ниндзя! — сказал Шашлыков продавцу. Тот заулыбался и выложил перед покупателем набор маленьких фигурок ниндзя в разных позах, типа наших оловянных солдатиков, две большие куклы-ниндзя, самурайский меч — катану, метательные звёздочки — шакены...
— Нет, нет, нет! — вскричал Шашлыков. — Не игрушки, а живые ниндзя! Мне посмотреть!
Шашлыков указал на свои глаза, потом на куклу-ниндзя. Видя, что продавец ничего не понимает, Шашлыков ещё на всякий случай изобразил, как ниндзя рубит мечом.
— О! — сказал японец и показал рукой на магазин напротив.
— Спасибо, — поблагодарил Шашлыков и отправился в магазин напротив.
Все полки в этом магазине были заставлены видеокассетами.
— Ниндзя хочу, — молвил Шашлыков молоденькой продавщице.
Японка тут же выложила перед ним штук двадцать кассет с фильмами. На обложках кассет злобно щурились узкоглазые ниндзя в чёрных одеждах.
— А живых нет? — Шашлыков показал девушке лицо парторга, закрыв ладонями лоб и подбородок.
Продавщица понимающе кивнула и жестами объяснила, что через два дома направо будет нужный Шашлыкову магазинчик. Шашлыков отправился туда. В магазине продавалась одежда. На витрине стоял желтолицый манекен, одетый, как ниндзя, с мечом в руке.
— Тьфу ты! — в сердцах выругался Шашлыков, осознав, что ничего, кроме одежды, здесь ему не покажут.
Всё оставшееся время пребывания в Японии, Шашлыков потратил на магазины. Он ходил по ним, как по музеям. Восхищаясь загнивающим капитализмом, купил себе небольшой телевизор, видеомагнитофон, стереосистему. На оставшиеся деньги пообщался с гейшами.
Вернувшись на Родину, Шашлыков первым делом навестил парторга в его больнице.
— Что же вы, Иван Петрович, — сказал он укоризненно, — рассказывали мне о ниндзя, а их в Японии-то и нет!
— А-а! — хитро усмехнулся парторг, весьма довольный собой. — Я тебе сказал о ниндзя, ты всё время потратил на их поиски. Сказал бы я тебе, скажем, о гейшах, ты бы бегал по бабам. Сказал бы про технику — ты закупал бы магнитофоны.
— Какой вы хитрый! — восхитился Шашлыков. — Так меня провели!
— Ещё бы! На то я и парторг!

  © PANB.RU