Павел Асс
В электричке
Вовка сложил газету и последний раз взглянул в окно, где мимо поезда пробегали деревья и уже начал пробегать знакомый желтый забор, по которому Вовка ориентировался, что скоро его станция. Засунув газету в карман, Вовка поднялся и, хватаясь за ручки на лавках, пошел в тамбур — на выход. В тамбуре стоял толстый противный мужик с поросячьим лицом. Выпуская целые тучи вонючего дыма, мужик курил отвратительную «беломорину».
— Товарищ, — вежливо сказал Вовка, который сам не курил и абсолютно не выносил папиросного духа. — Вы читать умеете?
— Ну! — хрюкнул «товарищ».
— Вот тут специально для таких, как вы, висит табличка «Не курить!». Вы что, не можете дождаться, пока на улицу выйдете?
— Что? — противный мужик дыхнул Вовке прямо в лицо. — В вагоне сиди, козел!
— Извините, но мне сейчас выходить, поэтому я тут и стою. Но это никоим образом не значит, что я должен дышать вашим никотином.
— Да не дыши! — заржал мужик. — Кто тебе не дает?
— Тут написано «Не курить!», а вы курите!
— Ты что, сильно грамотный, — прищурился мужик. — Больше всех надо, да?
— Просто противно нюхать этот дым.
— Да мне наплевать!
— А вот если я тут пукну, каково вам будет? Кстати говоря, таблички «Не пукать!» тут нет, так что имею право. А?
— Да пошел ты!
— Ну что ж, — философски вздохнул Вовка. — Вы сами напросились, пеняйте на себя!
И Вовка оглушительно пукнул.
Густая вонь заполнила тамбур. Толстый курильщик выронил «беломорину», закашлялся и, схватившись за горло, упал без сознания. Запах распространялся, пассажиры, зажимая носы, побежали в соседние вагоны.
Вовка сочувственно покачал головой.
— Из-за одного мерзавца с папиросой столько людей терпят такие неудобства! — и Вовка пнул валяющегося на полу мужика по заднице.
Электричка подъехала к станции, двери раздвинулись, и Вовка вышел на свежий воздух.
Не курите в электричках, друзья! Можно нарваться на Вовку...

  © PANB.RU