Павел Асс
Знакомство
Версия 4

Однажды литератор Дамкин решил себя побаловать — угоститься жгучими маринованными перчиками, до которых он был большой охотник, — и зашёл на Бауманский рынок.
Перчиками торговал загорелый усатый азербайджанец в кепке.
— Почём перчики? — добродушно поинтересовался Дамкин.
— Тридцат рублэй, — с густым кавказским акцентом сообщил продавец.
— Ого! — удивился Дамкин. — Не слабо! А это настоящие перчики?
— Огон! — гордо сказал азербайджанец, целуя кончики пальцев. — Адын раз аткусышь — и болше нэ надо!
Рядом с Дамкиным встал ещё один заинтересовавшийся покупатель — молодой человек с лицом любителя жгучих маринованных перчиков.
«Создаю ажиотаж, — подумал Дамкин, — делаю этому продавцу рекламу».
И молвил задумчиво:
— Что-то они не похожи на жгучие, запах какой-то неправильный...
— Вах! — возмутился азербайджанец. — Ты пробовал? Зачэм неправылно гаварыш, да? На, папробуй! Потом гавары!
Дамкин взял протянутый перчик и с удовольствием сжевал, даже не поморщившись. Перчик был хорош, но Дамкин покачал головой:
— Совсем не жгучий. Я так и думал...
— Вах! — удивился продавец и, покопавшись в бочке, выловил небольшой тёмно-зелёный перчик. — Пробуй этот, да?
Дамкин слопал предложенное и пожал плечами.
— Абсолютно не жгучий. Это, наверно, перчики-мутанты, которые опылились от сладких болгарских перцев.
— Какие мутанты-шмутанты! — возмутился азербайджанец, сердито шевеля усами. — На, пробуй!
Дамкин сожрал третий перец.
— Ну, чуть-чуть перчит, — признал он. — Но очень слабо...
— Вах! У тэбя, навэрно, желудок железный! — воскликнул продавец, ухватив целую горсть перчиков. — Ещё пробуй!
Обрадованный Дамкин начал поглощать перчики один за другим. Продавец с изумлением смотрел на литератора, как на редкую в наших краях лошадь Пржевальского.
— Ну как? — с надеждой спросил азербайджанец.
— Ничего особенного, — презрительно бросил Дамкин. — Так себе перчики! Бракованные!
— Вах! — возмущению азербайджанца не было предела. — Это ты бракованный! Вот давай, у человэка спросым!
Молодой человек, с завистью наблюдающий за Дамкиным, оживился и взял на пробу один перчик. Прожевав, он задумчиво почесал подбородок и сообщил:
— Не распробовал.
— Пробуй ещё!
Парень продегустировал второй перчик, потом третий, четвёртый...
— Нет, — сказал он, наконец.
— Что «нэт»? — спросил продавец.
— Совершенно не жгучий перец. Не конкретный.
Азербайджанец обиженно посмотрел на привередливых покупателей и, взяв пару перцев, сунул себе в рот. Сделав пару жевательных движений, он застыл с разинутым ртом и выпученными глазами, из которых обильно полились скупые мужские слёзы.
— Сам ты нэ жгучий! — заорал он, выплюнув. — Атлычный перец!
— Брак продаёшь, а на покупателей орёшь, — сказал молодой человек стихами.
— Перец сладкий, ты на нас не гавкай, — решил не отставать от незнакомца Дамкин.
И под «доброжелательные» напутствия продавца они пошли на выход.
Так познакомились литераторы Дамкин и Стрекозов.

  © PANB.RU