Глава четвертая
Всё, что ни делает Господь
В субботу профессор проснулся позже обычного. Голова трещала. Ожидая вчера вечером Арни, Швацц выпил два стакана виски.
— Н-да, — хмуро проговорил профессор, глядя на часы. — Скоро каждый день буду вставать так поздно, если Фондброкер застукает меня со своей женой. Хорошо, хоть по морде не я получу, а робот. Но безработным быть мне — это точно!
Чувство юмора не покидало профессора даже в самые критические минуты его жизни. Угроза остаться без работы не особо волновала Арнольда Швацца. У него было приличное состояние, прочная репутация в научном мире — в любой момент он мог пойти работать в другую фирму.
Профессор сделал себе яичницу с ветчиной, намазал сэндвич гусиным паштетом, сварил кофе. Позавтракав, он вышел в прихожую и тут услышал звуки, доносившиеся из стенного шкафа. Осторожно открыв дверцу, Швацц обнаружил скорчившегося в три погибели своего робота Арни. При свете карманного фонарика робот увлеченно читал порнографический роман.
— А, это ты! — язвительно воскликнул профессор. — Вернулся, наконец! Я даже не слышал, как ты вошел.
— Пришлось идти пешком, вы же меня бросили на вечеринке, — кротко сказал Арни и протянул Шваццу книжку. — Почитайте, хозяин, это весьма интересно. Я взял на столике у Джейн.
— «Взял»? — переспросил профессор. — Мало того, что соблазнил хозяйку дома, так ещё и книжку украл! Хорошая у меня будет репутация — жулик с учеными степенями!
— Я спросил разрешения, мне её подарили.
— Но ты хоть понял, что соблазнил совершенно другую Джейн?
— Можно я вылезу из шкафа?
— Вылезай.
Арни величественно вылез наружу. Все его лицо было разукрашено губной помадой, а пиджак в двух местах порван.
— По физиономии, надеюсь, ты уже получил? — спросил Швацц в надежде, что его самого бить не будут.
— Вы имеете ввиду «по морде», хозяин?
— Если угодно.
— Не довелось.
— А что с моим самым лучшим костюмом?
Робот потупился.
— Когда я шел пешком домой, ко мне подошла красивая девушка и предложила зайти к ней и повеселиться. Я, естественно, не отказался. Мы очень мило провели время, а потом заявился какой-то толстый и чем-то пахнущий мужчина и стал требовать деньги.
— Сутенер?
— Да, он так и представился. Денег у меня не было...
— Неужели?
— Тогда сутенер позвал двух своих приятелей, они стали меня бить и порвали костюм.
— Вот негодяи! Надеюсь, они не били тебя по голове? Тебе надо беречь свою голову, Арни. В нее вложены очень дорогие и ценные детали.
— Нет, до этого не дошло. Потом я просто ушел.
— Как это, ушел? А сутенер и его приятели?
— Мне надоели их незаслуженные упреки, поэтому приятелей я выбросил из окна, а сутенера, — Арни потупился, — кажется немножко убил.
Профессор упал в кресло.
— Как! Ты его убил? И что, меня теперь разыскивает полиция?
— Не знаю, — Арни равнодушно пожал плечами. — Вряд ли. Во-первых, никакой полиции при этом не было, а во-вторых, я не оставлял следов и отпечатков пальцев. У меня их нет.
— Час от часу не легче. Но ты имей ввиду, если ко мне пристанут полицейские, я расскажу, кто это сделал, и тебя, мой милый, отправят на переплавку.
— Как скажете, проф.
— Но как же ты мог перепутать? Ведь я показывал тебе фотографию Джейн Блензи!
— Верно, — сказал робот. — Не волнуйтесь, проф, вашей Джейн я займусь потом. Откровенно говоря, профессор, но это строго между нами... пока все женщины для меня на одно лицо... Но я думаю, что скоро начну в них разбираться, проф...
— Где ты откопал это слово? Что ещё за «проф»?
— Так меня называла Джейн. Если вам не нравится, могу называть вас по-другому. Например, «босс» или «хозяин».
Затрезвонил телефон. Профессор снял трубку. Звонил Фрэнк Паркер.
— Арнольд, старина, — шепеляво заговорил он. — Ты знаешь, что в доме Фондброкеров — скандал?
— Правда?
— Джек разместил в спальне своей жены скрытую видеокамеру и микрофоны. Все, чем вы там занимались, снято на пленку. Об этом уже написали утренние газеты!
— Да ну?
— Точно тебе говорю. Извини, дружище, но вчера ты был сам на себя не похож!
— Да, я это тоже заметил.
— Я хотел тебя по-дружески предупредить, — Фрэнк посопел в трубку.
— Спасибо, Фрэнк, — сказал профессор и бросил трубку на рычаг. — Ну вот, началось!
— Что-то случилось? — невинно спросил Арни.
— Случилось — это не то слово!
На улице раздался шум подъезжающей машины. Швацц выглянул в окно. Роскошный «Порше» красного цвета остановился напротив его коттеджа. Водитель вылез из кабины, прошел по дорожке к дому и позвонил в дверь.
Профессор пошел выяснить в чем дело.
— Вам письмо, сэр! — отрапортовал молодой парень. — Распишитесь вот тут.
Профессор поставил подпись на мятой бумажке.
— Машина — тоже вам! — крикнул парень, убегая.
— Машина? — не понял Арнольд, и тут опять зазвонил телефон.
Вбежав в комнату, профессор выхватил трубку у Арни, который с важным видом собирался сказать «Алло».
— Арни? — мужской голос в трубке принадлежал президенту корпорации. — Некто Джек Фондброкер беспокоит!
— Здравствуйте, господин президент.
— Ну, зачем же так официально? Мы ведь теперь почти родственники! — хохотнул Фондброкер.
— Извините, мистер Фондброкер, случайно так получилось...
— Да не извиняйся ты! Очень вовремя ты её соблазнил. Мы как раз собирались разводиться, пришлось бы делить состояние пополам. А так, раз жена мне изменила, и у меня имеются доказательства этого, только она и видела мои денежки! Признаться, мы думали, ты импотент, а ты — молодец! Кстати, «Порше» уже привезли?
— Привезли.
— Это тебе. Подарок. И оклад я тебе повышаю вдвое. Все-таки ведущий специалист!
Фондброкер снова жизнерадостно хрюкнул в трубку.
— Ну, счастливо! Мне сейчас с адвокатами придется пообщаться. Но после твоей помощи — это только формальность! Спасибо, Арни!
Положив трубку, профессор повалился в кресло и развернул послание, которое принес почтальон. «Спасибо за услугу!» — почерком Фондброкера было написано в письме.
— Ну как? — спросил Арни.
— Налей мне виски.
Робот налил профессору виски.
— Арни, ты — молодец! — похвалил профессор.
— Да, я — молодец, — согласился Арни со своим создателем и налил виски себе.