Глава девятая
Новые знакомые профессора
Профессор вылетел из дома Джейн, как птичка, и приземлился на зеленой лужайке из искусственной травы, как мешок с попкорном. Посадка была мягкой, в том смысле, что упал он не на бетон, но достаточно болезненной, поскольку Арнольд Швацц все равно здорово ударился спиной.
С Джейн Блензи произошла обидная осечка. Не успел Арнольд проявить к ней свои пламенные чувства, как она стала бить его по лицу, а потом вообще выбросила за дверь, чего профессор никак не мог ожидать от такой хрупкой девушки.
— Мало тебе скандала в доме Фондброкеров, так теперь ты пришел ко мне?! — возмущалась Джейн и снова распускала руки.
В общем, Джейн повела себя довольно странно, и это вместо того, чтобы его полюбить! На прощанье она вообще ударила его ногой!
Профессор встал с лужайки и страдальчески вздохнул. Что-то в этих женщинах есть особенное. Наверное, профессор слишком быстро попытался затащить её в постель. Надо было сначала, как и договаривались, съездить в ресторан, пообщаться. Да, первое свидание с Джейн прошло не совсем гладко.
Если бы этот железный придурок не ошибся, Арнольд сейчас бы пожинал плоды своей научной разработки. В любой момент он мог бы приехать к любезной Джейн и насладиться её взаимной любовью...
Щеки профессора горели, но его возбуждение не проходило.
— Все-таки она оказалась порядочной женщиной, — подумал Арнольд Швацц, заводя машину и потирая ушибленный бок. — Наверное, я вел себя слишком грубо, не имея возбудительного тока и магнетического блика глаз Арни.
Джейн оказалась порядочной женщиной. Значит, где-то были ещё и непорядочные!
Профессор хлопнул себя по лбу! Ну, конечно! Есть же публичные дома, на улицах полно проституток, которые даже не удивятся, если у него что-нибудь не получится или он сделает что-то не так. Профессор мог бы быть вообще извращенцем и все равно рассчитывать на внимательное, качественное обслуживание.
Арнольд знал, где находится улица с хорошими публичными домами. В своих мечтаниях он часто совершал прогулки в эти места. Там, конечно, все удовольствия дорого стоят, но для него деньги — не проблема.
Он быстро доехал до улицы с красными фонарями.
На обочинах стояли размалеванные шлюхи на любой вкус и цвет. Они призывно становились в обольстительные позы, посылали профессору многообещающие поцелуи и ругались, показывая вслед палец, когда он проезжал мимо. Только одна мулатка с роскошной грудью, в короткой кожаной юбке и ярко-рыжем парике оставалась невозмутима.
«Эта, кажется, вообще без комплексов,» — подумал профессор и притормозил.
— Привет, папуля! Повеселимся? — хрипло спросила девица, откинув руку с сигаретой в сторону и одновременно приподнимая и без того короткую юбку. Под ней на девице ничего не было, и профессор смущенно отвел взгляд.
— Попробуем, — осклабился Швацц.
Он приоткрыл дверь, чтобы впустить рыжую девицу в салон, но вместо нее с двух сторон в машину забрались два мордастых мужчины, оба с глазками маленькими и злыми, оба с неприятными выражениями на смуглых латиноамериканских лицах. Они сели на передние сидения, так что сам профессор оказался между ними, на жесткой коробке передач.
— Попался, козел! — сказал один из них, наматывая цепь от мопеда на руку.
— Простите? — удивился профессор. — Что случилось?
— Сам знаешь.
— Я ничего не знаю, — уверенно ответил профессор.
— Когда мы отшибем тебе все мозги, это будет действительно правдой, — сказал мрачный бандит и отвесил профессору обидную оплеуху.
— Если вам нужны деньги, вот, возьмите. Только не бейте, — загораживаясь локтем, профессор протянул одному из них бумажник.
Бандит нашел на одном из документов адрес профессора, потом вынул деньги и переложил их в карман.
— Не бейте, да? А кто Луиса в окно выбросил?
— Какого Луиса?
— А вот этого! Меня! — выкрикнул другой и больно ударил профессора в лицо. — А кто Педро ключицу сломал? Он же в больницу из-за тебя попал, сволочь!
Швацц, раскрыв рот, в недоумении смотрел на бандитов. Ведь это же сутенеры! Те, которых отдубасил его робот Арни.
— Послушайте, господа! Это был не я!
— Конечно, не ты! — всхрапнул Луис. — Тебя бы я наверняка запомнил! Это, наверное, Фидель Кастро был... Дедушка Ленин... Или Карл Маркс в молодые годы меня из окна выбросил?
Каждый вопрос Луис сопровождал ударами по почкам профессора. От нарастающей боли профессор взвыл.
— Тут ошибка! Я вам сейчас все объясню! Не надо меня бить так сильно, мы же цивилизованные люди!
— Возможно, — согласился безымянный справа. — Семьдесят тысяч и мы расстаемся почти друзьями. Можешь даже бесплатно провести ночь с любой из моих красавиц.
— Семьдесят тысяч?
— А ты что думал? Ты хочешь, чтобы мы тебя бритвой порезали? Ты же нашего Педро чуть на тот свет не отправил!
Теперь профессор Швацц отчетливо понял, что сутенеры могут запросто его убить. Он уже не сможет установить истину и доказать, что во всем виноват его несмышленый робот, сутенеры ему не поверят. А если и поверят, что от этого изменится? Ведь кто, как не профессор, должен отвечать за поступки своего робота?
— Да, да, хорошо, конечно, — скороговоркой проговорил профессор. — У меня нет с собой таких денег, но через неделю я смогу её достать... Так сказать, в знак компенсации!
— Завтра, — процедил Луис и помахал водительским удостоверением профессора. — И запомни, мы теперь знаем, где ты живешь!
Он бросил пустой бумажник в лицо профессору, после чего сутенеры вылезли из машины и растворились среди приземистых домов. Арнольд Швацц перевел дух. Он посмотрел сквозь окно на проституток, столпившихся вокруг его машины, но воспользоваться услугами этих дам уже не хотел, да и не мог.
Как-то не по себе было побитому профессору. Никогда раньше его не били так больно по лицу. Пот катился по лбу профессора, когда он поехал прочь от этого страшного места. В голове его была только одна мысль:
«Я прибью этого железного придурка. Ломом, и прямо по безмозглой голове!»