Глава тринадцатая
Чаша терпения профессора Швацца
Дождавшись, когда Мэри уйдет, профессор вылез из шкафа, весь в пыли и со злым выражением на лице.
— Нашли? — доброжелательно спросил Арни.
— Что?
— А что искали в шкафу?
— Ничего я там не искал! — взорвался профессор. Робот молча смотрел на него.
— Нам надо поговорить, — сказал Швацц.
— Дорогой хозяин, — отозвался Арни. — Нельзя ли нам пообщаться друг с другом в более подходящее время. В настоящий момент первая красавица Голливуда назначила мне свидание. И я очень спешу.
— Назад! — приказал профессор. — Садись в кресло, а с красавицей я как-нибудь разберусь сам.
Робот плаксиво оттопырил губы.
«Как же он все-таки легко перенимает привычки человека», — автоматически отметил профессор, глядя на свое детище.
Робот нехотя зашагал к креслу, демонстративно сел, заложив ногу за ногу, и уставился на профессора.
— Что ты вообще себе позволяешь?
— В каком это смысле?
— Слушай, мальчик, ты обнаглел уже окончательно! Что здесь вообще происходит?! Привел каких-то придурков в мой дом, устроил погром, кто тебе это разрешил?
— Я думал, вам будет приятно, — невозмутимо ответил Арни. — Известные люди, кумиры толпы... В конце концов, я выполнял ваше приказание, профессор. Должен же я был произвести хорошее впечатление на киношников. А Барбара — человек широких привычек...
— Запомни и запиши на своих извилинах! Это мой дом! Здесь живу я! И только я могу водить сюда женщин! А ты должен исполнять мои приказы и ничего более!
Профессор посмотрел на реакцию робота. Робот молчал.
— И более того, это я пригласил сегодня Мэри, а ты, гад, отбил у меня девушку!
— А почему это она должна была заниматься любовью именно с вами? — спросил робот обиженно. — Вы что красивее меня? Или может быть умнее? А может, у вас это дело получается лучше, чем у меня?
— Я тебя создал и этим все сказано!
— Я не виноват, что Мэри предпочитает меня. Кстати, можно мне сделать волосы, вот здесь и вот здесь, — Арни похлопал себя по лысине, — и подлиннее, как у Стила Спивенберга?
— Ты слушаешь меня или нет?
Арни пожал плечами.
— Не пойму, чего вы хотите. Сначала вы говорите одно, теперь другое. Я все сделал так, как вы хотели...
— Ага! Сделал! Два твоих полоумных сутенера меня чуть не убили! — вспомнил профессор. — Я поехал в публичный дом, а там...
— И совершенно напрасно! Это место не для таких, как вы. Это место для сильных мужчин...
— А потом я приезжаю, весь больной, а тут!
— Но я же не знал, что вы будете здесь. Я думал, вы опять в своей лаборатории, — стал оправдываться Арни.
Профессор фыркнул.
— Больше мне там делать нечего! Я хочу, чтобы ты раз и навсегда запомнил, кто здесь хозяин!
— Разве кто спорит? — не стал возражать робот. — В принципе, если я так уж вам мешаю, я могу жить у Барбары. Недавно она приглашала меня переселиться к ней.
Робот закинул руки за голову и продолжил:
— Живет она, надо заметить, получше, чем вы. Так сказать, на широкую ногу. Прислуга у нее есть, очень симпатичные девчонки. Бассейн, опять же... Знаете, проф, я уже стал скучать по Барбаре.
— О, Господи, и мне приходится это слушать! — профессор схватился за голову. — Да забудь ты об этой дурочке! Если уж кто и пойдет к ней на свидание, так это буду я!
Робот молча достал сигареты и закурил, выпуская дым высоко над головой.
— Ты стал почти как человек. Тебе уже наплевать на всех остальных! И в первую очередь на меня!
— Что-то я вас опять не понимаю, профессор. Вы хотели, чтобы женщины восторгались Арнольдом Шваццем, откройте любую газету — они от него в восторге. Чего вам ещё надо?
— Арни, ты просто помогаешь завоевать мне авторитет и не более того. Ты — робот, мой двойник. Поэтому мы не можем одновременно находиться при посторонних. Если нас увидят вместе, нам крышка. Меня обвинят бог знает в чем, во всех смертных грехах, которые можно приписать пожилому человеку, а тебя просто напросто отправят в металлолом... Ты же не хочешь в металлолом, не правда ли?
Арни подергал свои усики и что-то пробурчал.
— Что? — спросил профессор.
— Можно договориться. Допустим, по ночам я мог бы прятаться в шкафу.
— А днем?
— А днем я буду выполнять ваши указания — с какой ещё из женщин я должен познакомиться, — робот самодовольно улыбнулся. — Со всеми вашими заданиями я справился успешно!
— Успешно, придурок? Успешно? Ты перепутал двух Джейн, из-за этого вчера мне несколько раз дали по лицу! Если бы ты обработал Джейн Блензи, я смог бы насладиться её взаимной любовью, а не отправляться в публичный дом, где меня чуть не зарезали сутенеры! И все это из-за тебя!
— Не волнуйтесь, проф, вашей Джейн я займусь потом.
— Что значит «потом»? Не смей касаться её своими грязными лапами, она мне нравится! Она порядочная девушка, хотя и была уже замужем!
— Нет, раз должен, так должен. Если я что обещал, можете на меня положиться, — проникновенно сказал робот. — Вот увидите, я ей обязательно понравлюсь...
— Нет! Это уже слишком! — возопил профессор.
Он вскочил и с неподдельным чувством злости посмотрел на своего двойника. Казалось, что сейчас Арнольд Швацц ударит его по лицу. Профессор хотел его ударить, но вместо этого он отстегнул с рубашки запонку и бросил её на пол.
— Ты будешь делать только то, что я тебе скажу! Мне надоело, что ты постоянно со мной пререкаешься! Я делал тебя не для этого!
— Я уже догадался, для чего вы меня сделали, — улыбаясь, заметил ничего не подозревающий Арни.
Профессор проскрежетал зубами.
— А ну, подними запонку, если хочешь, чтобы мы оставались друзьями!
Повинуясь прямо поставленной команде, робот встал с кресла и нагнулся за запонкой. Арнольд Швацц, не медля ни секунды, схватил со стола двухлитровую хрустальную вазу, чудом уцелевшую во время ночной оргии, и решительно обрушил её на голову робота.
Ваза разбилась вдребезги. Профессор едва не поранил руку, а робот выпрямился и удивленно посмотрел на своего создателя. Тут в его голове что-то пискнуло, потом в нем что-то булькнуло, и, наконец, щелкнуло. Арни как-то театрально взмахнул руками и повалился спиной к камину. Он упал, как падает предмет неодушевленный — свернутый ковер, книжная полка или ящик с ценными микросхемами. Несколько раз тело робота болезненно дернулось, и он затих.
— Конец придурку! — возликовал профессор и перевел дух. — Кажется, теперь все будет чертовски хорошо! А ведь я чуть было не влип с этим своенравным эгоистом!
Теперь профессора Арнольда Швацца ожидает мир привлекательных женщин, общаться с которыми ему уже никто уже не помешает...