Глава четырнадцатая
Первый сексуальный контакт профессора
— Теперь у меня все пойдет, как по маслу, — думал профессор, склоняясь над поверженным роботом. — Я ещё успею съездить к Барбаре, так что можно считать, что мой опыт не пропал даром!
Профессор потер руки.
— Это будет незабываемо, — пообещал себе профессор. — В кино я, конечно, сниматься откажусь. Хорошо, что Арни не успел подписать контракт, и не придется платить неустойку. Но с красоткой Барбарой я пересплю!
Профессор игриво хихикнул.
Зазвонил телефон. Арнольд Швацц поднял трубку и спросил трепетным голосом:
— Барбара?
— Алло, Арни? Это я, Джек Фондброкер!
— Привет, Джек! — не растерялся профессор. — Как ты поживаешь?
— Прекрасно. Наслышан о твоих подвигах. Я потрясен.
— Я тоже.
— Слушай, Арни, мы с тобой старые друзья, знаем друг друга пятнадцать лет. Я могу сегодня к тебе подъехать?
— У тебя какие-нибудь неприятности?
— О, нет. Скорее наоборот. Я знаю, как от них избавиться, — пошутил мистер Фондброкер. — Арни, я хотел попросить тебя об одной услуге...
— Ну что ж, я буду только рад. А чем я могу тебе помочь?
— В общем-то, это услуга не только для меня, но и для всей нашей фирмы. Как ты знаешь, наши дела идут сейчас неважно. Конкуренты стали такими наглыми, просто достали! Только ты можешь нас всех спасти!
— Каким же образом? — не понимал профессор.
— Все очень просто. Надо сделать так, чтобы фирма «Био-робото-сплав» получила заказ от Голливуда на создание какого-нибудь супер-монстра для фантастического фильма или фильма ужасов, наши дела пошли бы в гору! Что-нибудь типа акулы из «Челюстей» или гигантской обезьяны из «Кинг-Конга»! Этот заказ позволит нам быстро встать на ноги и тогда мы разорим всех наших конкурентов в пух и прах!
— Джек, а при чем здесь я?
— Не лукавь, Арни. У тебя такие связи. Все уже давно знают, что Стил Спивенберг — твой лучший друг. Устроить заказ для «БРС» для тебя пара пустяков! Киношники любят разную электронную ерунду, пришельцев, динозавров, потусторонних призраков! Так я к тебе подъеду, у меня есть пара проектов...
— Хорошо, Джек, подъезжай. Только, понимаешь, у меня встреча с одной женщиной...
— Да хоть с двумя! — услужливо рассмеялся в трубке Джек Фондброкер. — Арни, я не задержу тебя долго. Просто передам бумаги и небольшой презент, ну, ты знаешь, как это принято в нашей фирме...
Профессор повесил трубку и подумал, что раньше он ничего не слышал о презентах, которые были «приняты в фирме».
Робота профессор решил спрятать в шкаф. Забавно, что в этом шкафу ещё сегодня сидел он сам, дрожа от возмущения и негодования. Сейчас, как сказал бы классик, весь мир был у него в кармане, а все прекрасные женщины — в постели.
Потом робота надо будет разобрать. В него были вложены ценные детали и микросхемы на общую сумму в полтора миллиона долларов, которые профессор позаимствовал в своей и в соседней лаборатории Фрэнка Паркера. Их потом можно будет использовать при создании монстра для Джека.
Профессор обернулся к поверженному двойнику и вскрикнул от удивления! Робота возле камина не было!
— Что за чертовщина? — сказал профессор испуганно и вдруг услышал позади себя чье- то хриплое дыхание. Он нерешительно обернулся.
На него бессмысленным взглядом смотрел его робот Арни. Безумные глаза светились блеклыми синими лучами, дыхание изо рта Арни вырывалось с хрипом испорченного механизма.
— Арни, что случилось? — спросил перепуганный профессор.
Он постарался сохранить при этом на своем лице самое невинное выражение, чтобы у робота не возникло никаких подозрений на счет профессора Швацца.
— Сегодня у вас особенно красивые глаза, профессор, — сказал Арни своим бархатным голосом и надвинулся на своего создателя.
Профессор отступил на шаг, но робот снова оказался возле него. Они смотрели друг на друга мгновение, потом робот ласково взял профессора за руку, и того сильно ударило током.
— Что такое? — вскричал профессор в ужасе.
— Я смогу доставить вам ряд приятных минут, профессор, — ответил Арни, хватая профессора за плечи. — Поднимите запонку и мы расстанемся друзьями!
Профессор попытался вырваться, но было уже поздно: руки Арни держали его цепко, как капканы, а потом стали срывать с него одежду.
Профессор закричал так, словно его собирались разрезать на микроскопические части.
Произошло нечто совсем иное...