Глава восемнадцатая
Частный детектив
Ровно в полдень побитая полицейская машина, сверкая мигалками, подъехала к огромному небоскребу. Отдуваясь и кряхтя, из автомобиля вылез толстый, начинающий лысеть мужчина в форме. Это был старший инспектор полиции Нью-Йорка Билл Робертс. Он захлопнул за собой дверцу, поправил под мышкой массивную кобуру и взглянул вверх на вереницу уходящих в небо этажей.
— Понастроили, черт побери! — проворчал он. — Если в этом доме не работает лифт, я геройски погибну, поднимаясь на тринадцатый этаж.
Разумеется, лифт работал. Билл Робертс нажал на кнопку тринадцатого этажа и стал следить за загорающимися лампочками с номерами. Наконец, загорелся номер тринадцать, створки лифта услужливо распахнулись, и инспектор вышел в длинный, плохо освещенный коридор. Он прошел по коридору, читая надписи на дверях, пока не нашел то, что ему было нужно.
«Ник Штибельсон. Частный детектив», — скромно гласила табличка на обитой кожей двери. Из-за нее раздавались звуки зажигательного рок-н-ролла.
— Угораздило же Ника снять офис на такой верхотуре, — проворчал Билл Робертс, остановившись в некотором раздумье. — Впрочем, один плюс в строительстве небоскребов я все-таки усматриваю: если какой-нибудь псих захочет спрыгнуть с крыши, то, пока он долетит до тротуара, к месту падения успеет подъехать похоронная команда. Да и наши ребята успеют подъехать...
Улыбнувшись своей незамысловатой шутке, инспектор Робертс постучал и, не ожидая приглашения, толкнул дверь ногой.
— Мое почтение, инспектор! — поприветствовал его сидящий в кресле человек, в котором инспектор сразу же признал частного детектива.
— Да выключи ты эту чертовщину! — прокричал Билл, пытаясь переорать неизвестную ему звезду рок-н-ролла.
Ник Штибельсон невозмутимо выключил магнитофон, многоваттные колонки замолчали. Полицейский опустился в мягкое кресло, развалился в нем, как у себя дома, и взглянул на Ника Штибельсона.
— Слушаешь всяких черномазых, — ворчливо сказал Билл. — Разве это подходящая музыка для белого джентльмена?
— Ошибаешься, Билл, — возразил Ник Штибельсон. — Этот певец совершенно белый. Более белый, чем наши с тобой задницы.
— Все равно какой-нибудь ублюдок и наркоман, по которому плачут одновременно и тюрьма, и психушка.
— Не могу принять твое пари, я с ним не выпивал.
Ник Штибельсон поставил рюмку, в которой светился коньяк, на стол и вытащил из ящика пачку газет. Частный детектив был молод — тридцать лет для детектива возраст отроческий, но он уже прославился своими громкими делами. Преступления, которые оказывались не по зубам полиции, другим частникам, а иногда даже ФБР, Ник Штибельсон с легкостью раскрывал за три дня.
Это был невысокий черноволосый мужчина с загорелым лицом. Тоненькие усики придавали его лицу слегка высокомерный вид. Безукоризненный черный костюм усиливал аристократизм знаменитого детектива. Прислоненная к столу, стояла его любимая трость, с которой Ник никогда не расставался. Ходили слухи, что в этой трости хитроумно замаскирован ручной пулемет, так же, как про шляпу детектива было известно, что в ней приделан кулак на пружине, который выскакивает в нужный момент и бьет преступников в нос. Но это, конечно, уже совсем маловероятно.
— У меня к тебе дело, — кивнул инспектор, на что детектив мягко улыбнулся. Старший инспектор Билл Робертс был старым другом его покойного отца, поэтому частный детектив никогда не отказывался оказать ему услугу и всегда охотно сотрудничал с полицией Нью-Йорка.
Ник протянул газеты инспектору.
— Как я понимаю, ты заявился ко мне по поводу сумасшедшего робота?
«Робот-маньяк», «Полупроводниковый насильник», «Новые жертвы железного Арнольда» — вопили газетные заголовки.
— Чертовы газетчики! — воскликнул Билл, с отвращением разглядывая фотографии. — Им бы побольше ужасов! Так в чем суть дела, ты знаешь?
— Только то, что пишут в газетах, — осторожно ответил Ник Штибельсон. — Если у тебя есть ещё какая-нибудь информация, я с удовольствием её послушаю. Не угодно ли коньячку?
— Ты же знаешь, у меня язва! — Билл отрицательно махнул рукой. — Если не возражаешь, я закурю.
Полицейский достал толстую сигару, откусил кончик, который выплюнул себе под ноги, и прикурил от зажигалки. Сделав пару глубоких затяжек, он выпустил плотную струю белого дыма, и начал рассказ.
— История эта довольно-таки запутанная и подозрительная, но в двух словах она звучит так. Один профессор-импотент очень страдал от своего недуга. Сослуживцы его замучили своими насмешками, ну и тому подобное. Вот он и создал робота, точную копию самого себя. Робот начал активно подменять его в постели, и о профессоре пошла слава сексуального гиганта... Он, кстати, именно этого и добивался! Так вот, все шло своим чередом, но тут профессор вылечился и решил сам общаться с женщинами. А робот постоянно вставал у него на дороге, перехватывая всех красоток, которым назначал свидание профессор. Бывший импотент не выдержал и трахнул робота вазой по голове. Но дал он ему чрезвычайно неубедительно... Робот упал, но потом оказалось, что бить надо было посильнее. В железной голове что-то замкнуло, робот изнасиловал самого профессора, а затем президента корпорации, который заехал к нему по делам...
После этого сумасшедший робот выскочил на улицу в чем мать родила, и с тех пор в городе воцарилась паника. Железный ублюдок насилует всех, кто попадается ему на пути: и женщин, и мужчин, и даже животных! Полиция устраивала ему несколько засад, но пули отскакивают от него, как от бронированного танка! Последняя засада жестоко поплатилась: робот напал на полицейских и всех изнасиловал самым садистским образом. Вся полиция в шоке! Никто не решается устраивать новую засаду — боятся!
Инспектор Робертс так увлекся своим рассказом и не замечал, что стряхивает пепел своей сигары прямо на неглаженную штанину.
— Значит, теперь вы решили подставить роботу меня? — спросил Ник, потягивая коньяк.
— Ну, ты же профессионал! Стоит тебе захотеть, и ты поймаешь его за три дня!
— Спасибо за доверие, — хмыкнул детектив. — Но боюсь, на этот раз я ничем не смогу вам помочь. Мне как-то не с руки нарываться на железного маньяка! Я никогда не был склонен к таким извращениям...
— Это ты сейчас так говоришь, — сказал инспектор Робертс и наклонил голову в сторону Ника. — Ну, а что ты скажешь насчет того, что мэр Симменс обещает тебе за ликвидацию робота пятьсот тысяч?
Ник допил рюмку и аккуратно поставил её на столик.
— Полмиллиона?
— Вот именно!
— Это хороший аргумент, — кивнул Ник Штибельсон и задумчиво погладил чисто выбритый подбородок. — Что ж, передай мэру, что я поймаю этого маньяка.
— За три дня?
— За три дня.
Знаменитый детектив всегда ловил преступников за три дня!