Глава девятнадцатая
Детектив и журналист берутся за дело
Пообещав инспектору Робертсу поймать сбежавшего робота за три дня, Ник Штибельсон ничуть не погорячился. Дело в том, что он был действительно уникальным частным детективом. Ник обладал феноменальной памятью, молниеносной реакцией и проницательным умом, способным влезть в самую головоломную проблему и найти ей оригинальное решение. В свое время его отец работал в спецслужбе по охране президента, и именно от него Нику досталась в наследство дружба сурового инспектора Робертса. А хорошие отношения с полицией никогда не помешают. Достаточно сказать, что за всю его жизнь Ника Штибельсона ни разу не штрафовали за неправильную парковку.
Частное агентство Ника Штибельсона преуспевало. Прошли уже те времена, когда Ник Штибельсон за двадцать долларов в час сидел ночами в машине, выслеживая для своего клиента какого-нибудь злодея, и раздавая пули и оплеухи направо и налево.
После двух десятков успешно законченных дел Ник Штибельсон стал браться только за ту работу, которая либо льстила его уму, либо карману.
Знаменитый детектив часто шутил, что копит деньги на покупку небольшого острова в Тихом океане, где он построит небольшой замок и будет читать на склоне лет детективные романы. Нет, конечно, тогда он тоже будет принимать участие в каких-нибудь расследованиях! Да мало ли есть разных увлечений, когда у тебя много денег!
Ник преуспевал, и уже несколько раз к нему в фирму просились хорошие детективы, но он предпочитал сам вести все свои дела, думая, что все равно лучше него никто не сможет справиться с каким- нибудь заданием. К тому же у Ника Штибельсона был один близкий друг, который мог бы вполне считаться его компаньоном, ибо он принимал участие во всех расследованиях известного детектива.
Это был журналист Джон Толкер. Он был плохим журналистом: постоянно путал фамилии и перевивал факты. Зато он считал, что Ник станет самым прославленным детективом в мире, и, немного приукрашивая, описывал все его подвиги. Если Джону приходилось писать статью о каком-нибудь загадочном преступлении, расследование которого сулило неплохие гонорары, он всегда приписывал: «Наверное, никто, кроме знаменитого детектива Ника Штибельсона, не в состоянии распутать это загадочное преступление». Такое окончание статьи было своего рода визитной карточкой Джона Толкера.
Журналист всегда сопровождал знаменитого детектива в его расследованиях. Лавры доктора Ватсона не давали Джону покоя, и он думал когда-нибудь описать все приключения Ника Штибельсона в серии крутых романов! Толкер даже намеревался переплюнуть доктора Ватсона, в том смысле, что благодаря ему Ник Штибельсон познакомится с какой-нибудь красивой девушкой и та станет его спутницей жизни, может быть, даже принимая участие в его похождениях. Джон сватал своему другу всех симпатичных клиенток, которые нравились ему самому, но пока без всякого успеха.
После ухода Билла Робертса не прошло и двадцати минут, частный детектив успел только допить коньяк и достать свой кольт, как за дверью послышались торопливые шаги и в комнату влетел Джон Толкер, на ходу скинул шляпу в одно из кресел и встал прямо перед своим другом.
— И ты согласился?! — воскликнул Джон Толкер, ворвавшись подобно урагану в офис Ника.
— Знаешь, — начищая свой сорокапятикалиберный кольт, сказал Ник, — эти полмиллиона мне очень пригодятся. Один армянин из Пентагона недавно предлагал за триста тысяч великолепное шпионское оборудование.
— Да, но робот! Это же опасно! Вчера, — Джон оглянулся на дверь и понизил голос до шепота, — он изнасиловал самого Акулу Додсона!
— Кто такой Акула Додсон? — поинтересовался Ник, собирая револьвер.
Джон Толкер умолк. Да, человек, который не знает «короля журналистов» Акулу Додсона, может не бояться железного «короля Нью-Йорка»! Ирландское веснушчатое лицо Джона живо изобразило все мысли, которые проносились в его голове по этому поводу.
Глядя на изумленного друга, Ник Штибельсон рассмеялся, крутанул барабан кольта и сунул пистолет в кожаную кобуру под мышкой.
— Да ладно тебе, знаю я твоего Додсона. Но постигшая его участь меня почти не пугает...
— Это ещё почему?
— Ты же меня защитишь, — съязвил детектив. — Не правда ли?
— А зачем тебе револьвер? — спросил Джон. — Уж не собираешься ли ты из него подстрелить этого железного монстра?
— Не собираюсь. Но иметь под рукой заряженный кольт ещё никогда не вредило моему здоровью, — молвил частный детектив. — Надеюсь, на этот раз ты не будешь меня сопровождать в таком опасном деле?
— Вот еще! — обиделся Джон. — Тебе, значит, можно ловить робота, а я буду в стороне? Нет, так просто ты от меня не отделаешься!
Джон Толкер снова вспомнил о том, что ему ещё предстоит писать серию романов о расследованиях Ника, и на его лице появилось самое упрямое выражение, на которое он был способен.
— Ну, ну, — улыбнувшись, сказал Ник Штибельсон. — Ровно в пять у меня назначена встреча с профессором, создателем робота. Ты едешь?
— Еду! — решительно сказал журналист и вскочил с кресла.
После того, как Ник Штибельсон повесил на дверь табличку «Просьба не беспокоить. Детектив думает!», друзья спешно покинули офис.