Глава двадцать третья
Ещё один робот
Глядя на направленный на него пистолет, Ник Штибельсон удивленно приподнял брови: неужели вошедший человек настолько невоспитан, что поднимет его с нагретого кресла?
— Это вы мне? — поинтересовался детектив.
— Руки вверх, я сказал! — произнес актер стальным голосом гангстера, насильника и похитителя детей. — Подними свою задницу и живо вставай лицом к стене!
— Давненько я не слышал этих жизнеутверждающих слов, — ласково молвил Ник, так и не надумав поднимать руки. — В последнее время в фильмах принято говорить: «Руки вверх или будешь иметь дело с моим адвокатом!», «Закрой свой компостер, иначе дантист тебе больше не понадобится» и так далее... Сколько есть красивых, загадочных и заставляющих как следует задуматься выражений, и вдруг от такого известного актера — такая банальщина! Кто писал для вас сценарий? Как только не стыдно!
Ник Штибельсон тряхнул бутылкой шампанского, ударив донышком о свое колено. Из бутылки с шумом вылетела пробка и угодила Белуни прямо в лоб. От растерянности актер выпустил пистолет и двумя руками схватился за голову. Пистолет упал как раз на его ногу, и Дэвид, вскрикнув, запрыгал на одной ноге и чуть было не упал. Частный детектив был тут как тут и вывернул руки актера за спину.
— Отпустите! Мне больно! — заорал Белуни, пытаясь вырваться из стальных объятий частного детектива.
— Никогда больше не наставляй на меня пистолет, парень. Очень я это не люблю, — внушительно посоветовал Ник Штибельсон, после чего бросил Белуни в кресло, подобрал пистолет и, подойдя к столу, налил себе шампанского. С теми, кто наставлял на него пистолет, известный детектив разговаривал как со школьниками.
Дэвид резво вскочил и выхватил из кармана раскладной нож. С сухим щелчком нож выплюнул лезвие.
— Не подходи! Убью! — подпрыгивая на месте, закричал Белуни.
— Теперь он угрожает мне ножом, — вздохнул Ник и, отхлебнув глоток, ударом ноги выбил нож из руки незадачливого визитера.
Следующий удар в живот повалил Дэвида на пол. Детектив отпил ещё глоток из бокала и подошел к поверженному противнику. Обыскав актера, Ник нашел в одном из карманов маленькую, но увесистую резиновую дубинку, а в другом — мотоциклетную цепь, хорошо смазанную и завернутую в газету.
— Однако, — покачал головой Ник Штибельсон, — я и не знал, что подобные штучки так популярны в Голливуде! И что думает по этому поводу твоя девушка? Неужели ей действительно нравится, когда ты привязываешь её цепями к кровати?
— Послушайте, мистер! — воскликнул Дэвид Белуни. — Против вас я ничего не имею! Мне просто нужен профессор Арнольд Швацц.
— Швацц занят. Я за него. А в чем вообще дело, приятель? — спросил Ник, протягивая герою руку, чтобы тот встал.
— Профессор — гад, я хотел его просто попугать, а если и пристрелить, то случайно, так сказать, непреднамеренно...
— Чем же он тебе так досадил?
— Из-за этого негодяя я потерял свою лучшую роль. Стил подписал с ним контракт.
— Контракт он подписал не с профессором, — усмехнулся Ник, — а с роботом. И этот робот — сумасшедший. Так что не переживай. Эта идиотская роль снова достанется тебе со всеми потрохами.
— Вы думаете?
— Режиссер сам приползет к тебе и будет умолять играть дальше.
— А если Стил предложит контракт профессору?
— У Швацца хватает дел и без этого.
— А вдруг он все же согласится?
— Арнольд Швацц никогда не опустится до того, чтобы играть в дешевых голливудских фильмах.
— О, это приятная новость! — Дэвид Белуни заметно повеселел. — У вас там не осталось шампанского?
Ник протянул актеру бутылку. Показывая себя большим авангардистом, Белуни приложился к бутылке и стал пить прямо из горла. Когда актер оторвался от шампанского, его глаза уже светились счастливой незамутнённостью звезды Голливуда.
— Вечно ваш друг, — пожал он руку детективу. — Если когда-нибудь понадобится моя помощь, звоните! Дэвид Белуни будет тут как тут!
— Сомневаюсь, что это когда-либо произойдет, но все равно, спасибо, — ответил Ник Штибельсон.
Успокоенный полученной информацией, Дэвид захватил бутылку шампанского с собой и пошел по своим делам.
Из соседней комнаты, откуда всю ночь доносились звуки и пахло паяльником, вышел утомленный профессор Швацц.
— Ну как робот? — спросил Ник.
— Все готово, — довольный собой, ответил профессор. — Осталось только придумать для нее имя. Хотите быть крестным отцом?
— Нет, не хочу, — сознался Ник, вспомнив только что ушедшего актера. — Назовите лучше сами.
— В голову ничего не приходит, — сказал Арнольд. Я хотел бы назвать её Джейн, но боюсь, настоящая Джейн не так поймет...
— Возьмите газету, — посоветовал детектив. — Откройте на странице светских сплетен и найдите первое попавшееся женское имя.
— Хорошая мысль!
Профессор достал из стола старый номер «Таймс» и, открыв наугад, нашел:
— Джина... Можно назвать её, например, Джина...
— Неплохо, — одобрил Ник Штибельсон.
Вошла Джейн Блензи, всю ночь помогавшая профессору, и села в кресло рядом с Ником.
— Сейчас покажу вам нашу новорожденную, — воскликнул профессор и скрылся в соседней комнате.
— Устали? — мягко спросил детектив у Джейн.
— Немного, — ответила девушка. — Приходилось то сидеть неподвижно, то наговаривать на магнитофон какие-то фразы...
Профессор вернулся с новым роботом. Джина была похожа на Джейн, как две банкноты одной серии.
— Здравствуйте, господа! — сказала вежливая Джина.
— Вот это да! Мое зеркало! — вскричала Джейн. — Только намного красивее, чем я.
— Да, сделано неплохо! — отозвался Ник, осматривая ловушку для сумасшедшего Арни. — На вашем месте, Джейн, я бы бросился на шею Арнольда Швацца, чтобы звонко поцеловать его в ухо.
— За что?
— За любовь к своему делу. Создать такую конструкцию, я бы даже сказал, произведение искусства, может только человек, который не лишен любви к оригиналу.
От неожиданной прозорливости Джейн и Арнольд смутились.
— А что здесь был за шум? — спросил профессор.
— Приходил некто Дэвид Белуни, актер. Робот Арни выжил его из фильма. Дэвид имел желание пристрелить вас из браунинга. Но передумал.
— Пристрелить? Меня? — удивился профессор Швацц. — И что его остановило?
Детектив тонко улыбнулся.
— Я его убедил.
— Мистер Штибельсон! Вы спасли мне жизнь! Если бы не вы, он бы действительно пристрелил меня! Я видел этого шизофреника в каком-то фильме. Он там всех убивал. Я ваш вечный должник.
— Это просто моя работа, — простодушно ответил Штибельсон. — Ну что же, робот удался. Я бы перепутал. Арнольд, а вы сделали пульт управления, как я вас просил?
— Да, разумеется. С этим роботом никаких хлопот не будет, — сказал Швацц и показал детективу пульт. — Вот эта красная кнопка полностью выключает Джину, а вот эта зеленая отключает капкан. Это чтобы мы могли потом освободить Арни и разобрать его на детали. Пульт действует на расстоянии до двух километров.
— Отлично!
— Может быть, мы поедем ко мне? — предложил профессор. — У меня в подвале есть испанское вино 1943 года. Мадера. Из коллекции моего отца. Так сказать, за успех нашего предприятия...
— Что ж, — рассудительно сказал Ник Штибельсон. — За успех можно немножко и выпить. Перед важным делом всегда полезно отдохнуть и расслабиться. Поехали. Джейн, а вы останетесь здесь. Я договорюсь с полицейскими, чтобы они вас посторожили, и при этом к вам не приставали...
— Нет, без вас мне страшно, Ник. — возразила девушка. — Возьмите меня с собой!
— Ну, хорошо. Поедем все вместе. Джину мы пока отключим и повезем в ящике. У вас есть подходящий ящик, профессор?