Глава двадцать четвертая
Тайна Джека Фондброкера
Обливаясь потом от непривычной работы, полицейские Майкл и Алекс перетащили ящик с Джиной в фургон Ника Штибельсона и стали терпеливо ждать дальнейших указаний.
Из здания корпорации вышли Ник Штибельсон, профессор Швацц и Джейн Блензи. Спустившись по лестнице, они направились к машине.
Неожиданно взревел мотор, и стоящий неподалеку красный «Феррари», за рулем которого маячила гневная физиономия Джека Фондброкера, резким рывком сорвался с места и помчался на профессора Швацца.
— Боже! — воскликнула Джейн.
Ник Штибельсон мгновенно выхватил черный пистолет и разрядил его в колеса стремительно приближающейся машины. «Феррари» занесло, и Фондброкер чуть было не перевернулся, не доехав до профессора.
— Господа полицейские! — позвал частный детектив. — Тут кое-кто нарушил правила уличного движения!
Майкл и Алекс бросились к «Феррари», вытащили Джека Фондброкера из машины и бросили на капот, завернув руки за спину.
— Вы ехали с превышением скорости, мистер Фондброкер, — задумчиво сказал Майкл.
— Придется вас задержать, — добавил Алекс.
— Пустите меня! — Фондброкер вырвался из рук полицейских и бросился к профессору, но налетел на детектива. — Я все равно убью этого негодяя Швацца! Такого обращения с собой я не потерплю!
— Успокойтесь, мистер Фондброкер, — произнес Ник Штибельсон и, чтобы к его словам прислушались, дал президенту корпорации по голове. Фондброкер прикусил язык и изумленно замолчал.
— За что вы так ополчились на бедного профессора? — спросил детектив.
— Я ему этого никогда не прощу! Из-за него я проиграю судебное разбирательство со своей женой.
— Не понимаю, как связаны профессор и ваше судебное разбирательство?
— Адвокаты моей жены прознали, что профессор Швацц — импотент, и теперь утверждают, что моя жена вовсе не изменила мне, поскольку имела отношения не с мужчиной, а использовала робота!
— Как они это смогут доказать? — спросил частный детектив. — Ваши адвокаты в ответ на это могут говорить, что это был настоящий профессор Швацц, а вовсе не робот. У вас есть видеозаписи, пусть они попытаются отличить Арни от профессора Швацца.
— Но им же известно, что он — импотент!
— Они же не вступали с ним в интимную близость, как они могут быть в этом уверены?
— Они выкрали его больничную карту!
— Скажу вам по секрету, Джек, — сказал Ник Штибельсон, — профессор Швацц уже вылечился от своего недуга. Ваши оппоненты никогда не смогут доказать, что с миссис Фондброкер был робот Арни, если Швацц сам не подтвердит этого под присягой. А он не будет участвовать в этом разбирательстве.
— Не буду, — подтвердил Швацц.
— Как! Он уже не импотент? — переспросил Фондброкер.
— Я создал пилюли, которые меня вылечили, — гордо сказал профессор и посмотрел в сторону Джейн. Девушка отчего-то покраснела.
— Но помните, это секрет, — сказал Ник Штибельсон. — Не проболтайтесь раньше времени, мистер Фондброкер, и вы выиграете процесс! Теперь можете пожать друг другу руки.
Джек Фондброкер подошел к профессору и протянул ему свою руку.
— Извини меня, Арни, я погорячился.
— Пустяки, — ответил Арнольд Швацц. — Хотя, признаться, я чуть было не помер от страха. И не называйте меня Арни, с некоторых пор я разлюбил это имя.
— Договорились, Арнольд, — Джек Фондброкер поскреб подбородок и только сейчас заметил, что уже несколько дней не брился. — Хорошо, что я тебя не задавил, все таки ты лучший специалист в нашей корпорации.
— Вот и славно, — сказал Ник. — Профессор, мы хотели куда-то ехать?
— Да, — профессор ещё раз пожал руку президента. — Джек, может быть вы хотите с нами выпить?
— Нет, у меня через полчаса встреча с адвокатами. Надо узнать, что нового скажут эти кровососы.
— Это будет новая цифра их гонорара, — уверенно ответил Ник Штибельсон. — А мы все же поедем выпить...
Через минуту они ехали к профессору.
— Интересно, почему Фондброкер так усердно разводится со своей женой? — задумчиво произнес профессор. — По-моему, она замечательная женщина...
— Мистер Фондброкер, будучи в деловой командировке в России, познакомился там с одной молоденькой и красивой девушкой. И так ей увлекся, что решил на ней жениться, — объяснила сведущая в этом вопросе Джейн. — А эта русская красавица ни в какую не хочет жить с женой Фондброкера.
— Ах, вот оно что! — глубокомысленно произнес Швацц. — Теперь я понимаю Джека. Конечно, раз он женится на этой русской девушке, ему необходимо развестись со своей старой женой. Я читал, что русские женщины очень красивы, особенно в молодости!
— Ну и что? Каждая женщина по-своему красива! — возмутилась Джейн. — И каждая когда- то была молода. Это ещё не повод, чтобы разводиться со своей женой! Женщины — не перчатки!
— Браво, Джейн! — подхватил Ник Штибельсон.
Профессор Швацц молчал. Он подумал о том, что если бы он женился на Джейн, он никогда бы не бросил её ради какой-то молоденькой девицы. Пусть даже из России.