Глава двадцать шестая
Романтичная Мэри
Есть мужчины, которые любят девушек, и есть девушки, которые любят мужчин. Мэри Стюарт, секретарша профессора Швацца, была как раз такой. Она была смешливой, сообразительной и стройной девушкой, что позволяло ей легко сходиться с мужчинами и так же легко с ними расходиться. Главным в её жизни был секс. Вечерами она перезванивалась с несколькими парнями и встречалась с тем, на кого у нее было настроение. О, как она любила быстро потеющих и мускулистых бейсболистов! Она была просто без ума от выносливых боксеров, смазливых разносчиков газет и влюбчивых неопытных учащихся старших классов! Впрочем, Мэри не шарахалась и от солидных мужчин, которые делали ей ценные подарки, а также мужчин, которые могли бы сводить её в ресторан.
Из вышесказанного можно предположить, что Мэри была очень опытной девушкой. Так оно и было. Однако, сексуальные способности лысеющего профессора Швацца оказались для Мэри, с позволения сказать, «открытием века».
Теперь её телефон всегда находился в выключенном состоянии, а все её мысли были заняты профессором Шваццем. В тот день, когда она узнала, что на самом деле её возлюбленный — робот, Мэри сразу же перестала думать о профессоре и начала думать об Арни. Мисс Стюарт была, наверное, единственным человеком в Нью-Йорке, которого не удивило, что Арни оказался роботом. Она даже не стала относиться к нему иначе. То, что он робот, только украшало Арни, придавало ему некую загадочность, а то, что он насиловал на улицах женщин, мужчин, детей и даже собачек — ну что ж, у всех есть свои странности. Мэри ежеминутно мечтала о его страстных железных объятиях. Она любила его, и она страдала от того, что нигде не могла его найти.
Однажды, выйдя на улицу за покупками, она увидела Арни, и, когда робот накинулся на нее, в свою очередь кинулась в объятия робота.
— О, Арни! Наконец-то я нашла тебя! — вскричала она.
— О! Мэри! — тотчас отозвался робот, словно не веря своим оптическим глазам.
Они замолчали. Мэри очнулась первой.
— Ну что же мы стоим... Пойдем ко мне!
— За мной гоняются какие-то уроды, — сообщил робот. — Мешают мне знакомиться с девушками... А я так жажду любви!
— Я тоже! — обрадовалась Мэри. — Пойдем ко мне, там нам никто не помешает!
Вскоре они прибыли в уютную и хорошо обставленную её друзьями квартиру, где любили друг друга долго, чутко и душевно.
Мэри сразу же поняла, что все, написанное в газетах, чистейшее вранье! Робот Арни вовсе не сумасшедший, он просто выполняет заложенную в него программу. Правда, это программа слегка испортилась и кое-где зациклилась после удара по голове, но это ни капельки не мешало роботу заниматься любовью с романтичной и очень сексуальной девушкой. Мэри с удовольствием ему отдавалась. Она была просто счастлива! Её любимый был неутомим, у него было всегда ровное, шутливое настроение, и, к тому же, его не надо было кормить.
На следующий день Мэри купила роботу хороший шелковый костюм и, как смогла, заретушировала пробоину в голове. В новом костюме Арни стал похож на преуспевающего бизнесмена. Как хотелось Мэри сходить со своим партнером в ресторан или бар, где на нее смотрели бы другие мужчины, восхищаясь её роскошными формами, а она ни на кого не обращала бы внимания, а только влюбленным взглядом смотрела бы на своего Арни. Но Мэри даже и не предлагала роботу куда-нибудь сходить. Ведь на улице или в публичном месте Арни может вновь на кого-нибудь накинуться и изнасиловать!
Арни и так постоянно уходил на прогулки. Зацикленность в его программе приводила к тому, что он желал Джейн Блензи. О ней он говорил Мэри в постели, её искал на улицах Нью-Йорка. Мэри вздыхала, но смирялась. В конце концов, этот механический мужчина не может принадлежать ей одной, это было бы слишком хорошо. Ну что ж, придется поделиться своим счастьем и с другими...
Робот занимался любовью с Мэри по нескольку раз в день, а когда она чувствовала себя окончательно удовлетворенной, начинал смотреть телевизор, выбирая наиболее сексуальные и душевные программы. Особенно ему нравились передачи по поимке обезумевшего робота.
— Вот вранье-то! Никого я в том ресторане не насиловал! Я просто хотел доставить бармену и метрдотелю удовольствие, у них такая скучная работа, а они почему-то испугались и вместо удовольствия получили неприятности! — комментировал он сообщения полиции. — Я не виноват, что они так напрягаются, если бы они полюбовно соглашались, все было бы хорошо.
— Ещё бы! — отвечала Мэри и соглашалась полюбовно.
Однажды Арни стоял у окна и вдруг увидел прогуливающуюся по улице Джейн Блензи. На Джейн был серый в клеточку костюм, который подчеркивал совершенные линии её бедер, легкий ветерок теребил её густые волосы, глаза Джейн смотрели по сторонам, как бы выискивая кого-то на пустынной улице.
— Вот она! — вскричал Арни, чувствуя, что его неумолимо тянет осчастливить эту красивую женщину.
— Кто? — отозвалась Мэри.
— Мой объект! Джейн Блензи!
— Арни, — ласково попросила Мэри, — может, не надо? Ведь у тебя есть я...
— Нет, я должен её удовлетворить по всем параметрам!
— Что ж, — вздохнула девушка, поправляя на своем возлюбленном пиджак, — иди, дорогой. Только будь осторожнее, не доставляй ей удовольствие прямо около дома, а затащи куда-нибудь, иначе тебя могут выследить, поймать и отправить в металлолом, и ты оставишь меня безутешной.
— Не переживай, Мэри, все будет хорошо, — сказал нетерпеливый Арни, порываясь побыстрее уйти. — Я буду осторожен, как врач-гинеколог в публичном доме. Им никогда не изловить меня, потому что я умный парень!
Арни ушел, а Мэри подумала, что если ему удастся встретиться с Джейн и выполнить приказ профессора Швацца, то он уже не будет больше никуда уходить и останется с ней. Мэри пожалела, что она ничего не понимает в робототехнике. Она бы перепрограммировала Арни по своему усмотрению, сделав из него идеального партнера, который бы не старел, не препирался и был всегда согласен...