Глава двадцать седьмая
Капкан для сумасшедшего робота
Акула Додсон оказался небритым стариком с бамбуковой тростью, фотоаппаратом на шее, фляжкой с виски на поясе и перевязанной головой. Бинт на голове был уже серым от пыли, придавая репортеру вид ирландского террориста, а темные стекла очков скрывали острые глазки профессионального репортера. Когда Додсон снял черные очки, то под его правым глазом обнаружился огромный синяк. Прищуренные глаза осмотрели известного детектива Ника Штибельсона с ног до головы.
— Додсон, — представился он, пожимая крепкую руку мистера Штибельсона.
— Ник Штибельсон, — отозвался детектив. — Это замечательно, что вы его выследили, Мы собирались устроить засаду на квартире мисс Джейн Блензи, но когда ещё робот туда пришел бы!
— Не надо благодарности, сэр, единственное, что мне надо — это пара хороших снимков для вечерних газет. Интервью с вами, профессором и даже с роботом я могу написать сам.
— Может, — кивнул Джон Толкер. — Это лучший репортер, которого я когда-либо знал.
— Спасибо, Джон, — молвил Акула, принимая комплимент. — С меня доллар.
— А мне надо десять снимков, — напомнил Толкер. — Я не такой большой профессионал. Ник, вы робота не сразу по голове бейте, дайте фотоаппаратом пощелкать!
— По голове бить не будем, — сказал профессор Швацц, — хватит одного раза. Я захватил инструменты, откручу этому болвану голову!
— Договорились, — согласился Ник Штибельсон. — Ладно, господа, объясняю нашу стратегию. Мы все прячемся в кустах и издалека наблюдаем за нашей подставной барышней.
— А как она поймает робота? — удивился полицейский Майкл Джонсон.
О том, что Джина — робот, полицейским решено было не говорить. С одним роботом Майкл и Алекс уже сталкивались, и если на их голову свалить ещё одного, да ещё с такими особенностями, то Ник Штибельсон опасался, что они этого не переживут. Для полицейских Джина была сестрой мисс Блензи.
— Секрет фирмы, — заявил Ник. — Пока же Джина будет просто прогуливаться напротив дома, а все остальное сделает инстинкт.
— Не понимаю, — пожал плечами Майкл.
— Чего тут понимать! — возразил Алекс. — Робот выскакивает, хватает Джину, а мы стреляем из противотанкового ружья. Профессор, где у нас ружье?
— Ружья не понадобится, — объяснил профессор. — Тут все гораздо хитрее...
— Обойдемся без объяснений, — прервал его Ник. — Запускайте Джину.
— Какой героизм! — сказал восхищенный Алекс, провожая Джину восхищенным взглядом. — Такая хрупкая девушка! И как она только решилась...
Вся компания спряталась в кустах, передавая из рук в руки флягу Акулы Додсона. Джон Толкер рассматривал в бинокль окна дома, где, по их предположениям, прятался сумасшедший робот. Профессор нетерпеливо теребил в руках отвертку. Акула Додсон приготовил фотоаппарат. Ник Штибельсон задумчиво курил сигарету.
Джина прогуливалась возле дома Мэри Стюарт уже полчаса, а робот все не показывался.
— Хотите анекдот расскажу? — предложил полицейский Майкл.
— О чем?
— Ну, о двух евреях.
— Спасибо, не надо, — ответил Ник.
— А знаете историю о том, как одна француженка отравила мужа и спрятала его в шкафу? — поинтересовался Алекс.
— Знаю.
— Правда?
— Да. Я его потом из этого шкафа и доставал, — пошутил детектив.
Все снова замолчали.
— А можно мне будет потом с Джиной познакомиться? — спросил Алекс Маккартни. — Она мне нравится.
— Не советую, — сказал профессор Швацц.
— Почему? У меня к ней чисто невинное влечение...
— Джина этого не поймет, — профессор Швацц посмотрел на свое создание. — Она сразу затащит вас в постель, и тут-то вы об этом горячо пожалеете.
— А почему? — не унимался тупой полицейский.
— Внимание, ребята! — провозгласил Джон Толкер. — Я вижу, как робот выходит из дома. Никому не советую высовываться!
Из дома действительно показался бегущий вприпрыжку робот Арни в только что отглаженном костюме. Если бы профессор не сидел рядом, Ник Штибельсон готов был бы поклясться, что это бежит сам Арнольд Швацц.
— Мисс Блензи! — закричал Арни, подбегая к Джине. — Апельсин хочешь!
— Хочу! — отозвалась Джина, поджидая Арни и приготовив руки для объятий. — Можно даже без апельсина!
— Пойдем, крошка, в кусты, я кое-чему научу тебя!
— С удовольствием, Арни! Я тоже покажу тебе пару новых поз!
Два робота с треском продрались сквозь кустарник, рухнули на землю и начали срывать друг с друга одежду. Арни похрюкивал от наслаждения.
Глядя на обнаженную Джейн, полицейские Майкл и Алекс шумно задышали. Было видно, что они очень желали бы оказаться сейчас на месте робота.
Джон Толкер щелкал своим фотоаппаратом не переставая. Когда кончилась пленка, он быстро достал из сумки другой фотоаппарат и продолжил снимать. Акула Додсон сделал один снимок и бесстрастно наблюдал за совокуплением роботов.
Роботы совокуплялись в бешеном ритме, издавая при этом звуки железнодорожных локомотивов. Казалось, что это уже не кончится никогда, но тут капкан Джины с ужасным звуком щелкнул, сирена противно завыла, и Арни завопил истошным голосом.
— Сработало! — воскликнул Джон Толкер, щелкая фотоаппаратом.
— Что сработало? — недоумевали полицейские.
— Капкан!
Вся компания полицейских, репортеров и профессоров бросилась в кусты, где боролись два робота.
Арни лежал под Джиной и пытался от нее освободиться, отбиваясь всеми руками и ногами. Джина держала маньяка в железных объятиях, не собираясь отпускать. Волосы у робота были выдраны, на спине виднелись порезы от ногтей, сквозь которые блестел металл.
— Пусти, мерзавка! — ревел Арни.
Профессор подбежал к роботу и радостно запрыгал вокруг.
— Ну что, приятно тебе, скотина? — выкрикивал он. — Больше не будешь никого насиловать!
— Пусти, тебе говорят! — кричал Арни. — А то вам всем хуже будет! Вырвусь, всех изнасилую! Не заставляйте меня выходить из себя!
— Я спрашиваю, тебе приятно? — профессор наклонился над роботом и приготовил отвертку.
— Нет! — честно ответил робот.
— То-то же!
— Профессор Швацц! — сказал Ник. — Будьте любезны, отключите этого монстра.
— Профессор! Я столько для вас сделал! — кричал Арни. — Я больше не буду!
Профессор Швацц склонился над роботом и, надрезав ножом кожу на шее, вывинтил отверткой несколько винтов, и отвернул ему голову.
— Нет! — раздался чей-то окрик. — Не смейте, убийцы!
Полицейские обернулись, и были сбиты с ног бегущей к месту происшествия Мэри. Девушка подбежала к поверженному роботу и оттолкнула профессора.
— Не трогайте его! Он мой! — она склонилась над роботом. — Господи! Где его голова?
— У него больше не будет головы, — молвил Ник.
— Ублюдки! Что вы сделали с моим Арни! Мой милый мальчик!
Она взяла неподвижное тело Арни за руку и заплакала.
— Они поймали меня, Мэри, — горько сказала голова Арни, которую держал в руках профессор Швацц.
— Отведите её в машину, живо! — прикрикнул на полицейских Ник Штибельсон.
Майкл и Алекс взяли секретаршу профессора под руки и повели её к машине.
— Его уничтожат? — спросила Мэри сквозь слезы.
— Ага, — ответил Алекс. — Очень на это надеюсь!
— Жаль, — вздохнула Мэри. — Такого парня я уже никогда не встречу.
— Только не плачьте, — попросил Майкл Джонсон. — Терпеть не могу, когда женщины плачут. Так бы и дал по голове...
— Я и не плачу, — Мэри вытерла глаза рукой.
Полицейские сочувственно сопели рядом с девушкой. Мэри перестала всхлипывать и оценивающе осмотрела полицейских.
— А что вы делаете сегодня вечером? — спросила она наконец у Алекса.
Ник Штибельсон спокойно смотрел на поверженного монстра.
— Вот, кажется, и все. Джон, ты вроде хотел сделать несколько снимков?
— Я сделал! — весело сказал довольный Джон Толкер. — Классный будет репортаж!
Профессор поднял голову своего двойника повыше.
— Сегодня у вас на удивление приятные лица, — проскрежетала голова Арни, и глаза робота закрылись.