Глава двадцать девятая
За два часа до вечерних газет
Джон Толкер был на восьмом небе от счастья.
— Я протолкнул в восемь газет и три журнала свой репортаж с места событий с пикантными фотографиями поимки робота-маньяка, а также интервью с тобой и профессором Шваццем! Небывалая удача! Теперь моя карьера быстро пойдет в гору!
— Прими мои поздравления, — устало молвил Ник Штибельсон. — Хоть для кого-то это дело окончилось успешно.
Джон Толкер удивленно взглянул на детектива, который молча протянул ему полученный от мэра чек.
— Он дал тебе всего пятьдесят тысяч?
— Ты же видишь!
— Вот ведь прохвост! С ними никогда нельзя иметь дел. Надо было лучше поехать в Россию, от их правительства было интересное предложение — найти какого-то проходимца, который, проходя по Эрмитажу, захватил с собой несколько весьма ценных картин. На одной изображена такая классная брюнетка, тебе бы понравилась! Мы бы запросто поймали его за три дня.
— Да, — согласился Ник. — И водка у русских нажористая.
— Ну, ничего, — махнул рукой Джон. — Зато ты маньяка поймал! Представь, сколько людей ты спас от его интимных притязаний! Да и пятьдесят тысяч — круглое число.
Ник рассмеялся своему другу в лицо.
— Джон, неужели ты думаешь, что я отступлюсь от своего гонорара? Плохо же ты меня знаешь!
— А что ты можешь ему сделать? Он мэр этого города!
— А я — Ник Штибельсон! И у меня есть план.
— Что за план? — заинтересовался журналист.
— Я хочу подослать к мэру нашу Джину. Сомневаюсь, что он устоит против её чар.
— Не устоит! — захохотал Джон. — Классная идея! Поймать мэра Симменса в капкан!
— Минус только в одном — через два часа должны выйти вечерние газеты с вашими фотографиями, на которых присутствует Джина. Если мэр прочитает эти газеты, он на нее не клюнет.
— Это точно! — ухмыльнулся Толкер, довольный планом своего друга. — Но у нас же есть ещё время!
Ник Штибельсон сел в кресло, поставил на колени телефон и стал набирать номер профессора Швацца.
Арнольд Швацц клятвенно обещал разобрать роботов на составные детали в этот же день, но обстоятельства сложились иначе, и он об этом просто забыл.
Весь день профессор провел с обворожительной и значительно похорошевшей Джейн. Они сходили в неплохой ресторан, где пообедали с шампанским, затем погуляли по парку, держась за руки, как влюбленные школьники, и, наконец, вернулись в дом профессора. Джейн сварила кофе, и теперь они пили его с вишневым ликером.
— Джейн, — профессор Арнольд осторожно взял девушку за руку. — Я знаю, что это слишком назойливо с моей стороны, но надеюсь вы не обидитесь, если я предложу...
— Что? — потупившись, спросила Джейн.
Профессор собрался с силами и хотел предложить Джейн выйти за него замуж, а потом нежно поцеловать, но в этот момент позвонил Ник Штибельсон.
— А, это вы, Ник! — воскликнул профессор, взяв трубку.
— Арнольд, мне нужна ваша профессиональная помощь.
— Все, что угодно, Ник! Только вам я обязан тем, что выбрался из этой скверной истории.
— Вы ещё не разбирали Джину?
— Нет, Ник, извините меня, я не успел...
— Отлично! Через десять минут я буду у вас с Джоном Толкером и все вам расскажу.
Профессор повесил трубку и извиняюще улыбнулся своей любимой.
— Это мистер Штибельсон, — сказал он.
— Он очень умный, — сказала Джейн и осторожно посмотрела на профессора.