Глава тридцатая
Дело не кончено, пока деньги не получены
Ник Штибельсон приехал к профессору в сопровождении Джона Толкера и объяснил, что хочет одолжить Джину на сегодняшний вечер.
— На этот раз у меня есть другой зверь для этой ловушки. Надо только ослабить пружину капкана, а то кое-кто может оказаться кастрированным. В этом случае ничего хорошего из моей затеи не получится.
— Сейчас сделаем, — с готовностью ответил Арнольд Швацц, даже не спрашивая о том, для кого именно нужна Джина.
Профессор и детектив пошли распаковывать Джину, а Джон Толкер подсел к девушке и внимательно на нее посмотрел.
— Джейн, мне надо с вами серьезно поговорить.
— Я вся во внимании, Джон.
— Сначала давайте выпьем. Ваше здоровье! — Джон поднял рюмку с ликером и сказал: — Не правда ли, Ник очень сообразительный и отважный детектив?
— Да, вы правы. Так оно и есть...
— Представляете, он так нравится девушкам, что иногда ему просто не возможно прозвониться! — сказал журналист. — А все клиентки вообще в него сразу же влюбляются... Вы не находите это странным?
— Что же тут странного? — удивилась Джейн. — Мне тоже нравится Ник Штибельсон.
— Что вы говорите! — встрепенулся журналист. — А вы не могли бы ему сказать об этом сами? Может быть, именно этих слов он от вас и ждет... Знаете, Ник на самом деле такой стеснительный, что никогда бы не признался вам сам в своих чувствах!
— Вы думаете, он...
— Да я просто уверен! — воскликнул Джон Толкер, снова наливая в рюмки. — Прекрасный ликер, вы не находите?
Третью рюмку они выпили в молчании. Джейн, только что почти получив предложение от профессора Швацца, была застигнута врасплох. Она и не думала, что так понравилась этому уверенному в себе детективу.
Наконец в комнату вернулись профессор Швацц под руку с роботом Джиной и Ник Штибельсон.
— Добрый день, мистер Толкер и мисс Блензи, — вежливо поздоровалась Джина. Её голос был совершенным образом похож на голос мисс Блензи.
— Здравствуй, проказница! — хохотнул Толкер, которому страшно понравилось общаться с этим роботом.
— Я ослабил пружину капкана, — сказал Арнольд Швацц Нику. — Он захлопнется и не выпустит клиента, но ничего плохого ему не сделает. Сирену я тоже отключил.
— Очень хорошо, — кивнул Ник. — Извините, у нас с Джоном мало времени. Если для полиции дело окончено, то я пока ещё продолжаю над ним работать.
— Ну что же, тогда удачи!
— Спасибо, профессор, думаю, что смогу вернуть вам робота сегодня же, — сказал Ник, пожимая профессору руку.
— Это вам спасибо, Ник, — смущенно ответил профессор, — а робота можно отдать, когда вам будет удобно.
Джон Толкер подмигнул Джейн и прошептал:
— Не теряйтесь, Джейн, все в ваших руках!
— Ник! Можно вас на минуту!
Джейн отвела Ника Штибельсона в прихожую и сказала:
— Ник, я так многим вам обязана... Надеюсь вы на меня не сердитесь?
— Помилуйте, Джейн, за что мне на вас сердиться?
— Я знаю, у вас такая тяжелая работа, вам приходится постоянно сидеть в кустах, возвращаться домой только под утро и стрелять по каким-нибудь неприятным злодеям... Ник, я действительно думаю, что вы самый лучший детектив. Вы такой сообразительный, такой смелый! Вы спасли и меня, и профессора, и весь город от этого полоумного робота...
— И что же вас тогда смущает? — поинтересовался детектив.
— Но профессор... он такой умный...
— Ну, конечно же! — рассмеялся детектив. — Теперь мне все стало ясно! Признайтесь, с вами уже успел поговорить Джон Толкер? И конечно же он тонко намекнул, что я в вас влюблен?
— Да, а что? А разве вы не...
— Помилуйте, Джейн! Я не давал вам никакого повода! У моего друга просто мания познакомить меня с какой-нибудь девушкой, вы уж его извините... Так что возвращайтесь к профессору и постарайтесь, чтобы он придумал что-нибудь по-настоящему стоящее.
Джейн рассмеялась вслед за Ником.
— Пойдем, Джон, — позвал знаменитый детектив своего друга и они спешно покинули дом профессора. Усадив Джину в машину, Ник Штибельсон поехал к мэрии, где ещё не окончилось праздничное веселье.
— Наконец-то мы остались одни... — скромно сказал профессор.
— О, Арнольд! — простонала молодая женщина и опрокинула профессора в кресло. — Мне так многое надо сказать вам!
— Мы будем говорить до самого вечера! — пообещал Швацц.
— А завтра я приберусь в этом доме, — пообещала в ответ Джейн.
Теперь она сама взяла профессора за руку и приблизила свои губы для поцелуя, но и ей помешал звонок телефона.
— Да! Кто это?
— Алло! Это Фрэнк Паркер! — представился шепелявый голос придурковатого коллеги профессора Швацца.
— Слушаю тебя, Фрэнк? Как поживаешь?
— Не очень-то хорошо. Мне так нужна твоя помощь!
— Я могу тебе чем-то помочь?
— Арнольд, мы с тобой старые друзья, — прошамкал профессор Паркер. — Я всегда принимал в тебе самое дружеское участие, что бы с тобой не происходило...
— Я тебя внимательно слушаю, Фрэнк.
— Произошла ужасная вещь. Ты должен попросить своего друга Ника Штибельсона расследовать страшное преступление...
— Тебя кто-то хотел убить?
— Нет. Из моей лаборатории пропали очень ценные микросхемы, причем, я не знаю когда именно... Я так много работал, что даже не помню, какое оборудование стояло у меня в лаборатории. Я в полном трансе...
Профессор Швацц задумался и прикрыл ладонью телефонную трубку.
— Это профессор Паркер, Джейн.
— Как он мне надоел! — ответила девушка.
Арнольд Швацц улыбнулся и снова взял трубку.
— Слушай, Фрэнк, приготовь для Ника Штибельсона двадцать тысяч долларов и считай, что он уже нашел твою пропажу...
— Ты думаешь?
— Я просто уверен! Единственное, тебе надо будет подождать три дня... Ты ведь знаешь, что все расследования он проворачивает за три дня.
— Спасибо тебе, Арнольд! — восхитился Фрэнк Паркер, так что даже перестал шепелявить. — Я навечно твой должник!
— И чего он хотел? — поинтересовалась Джейн, когда Арнольд повесил трубку.
Арнольд Швацц пожал плечами и улыбнулся:
— Профессор Паркер обнаружил, что я взял в его лаборатории ценные детали. Думаю, что разобрав Арни, я смогу ему их вернуть, не обращаясь к Нику Штибельсону.
— А двадцать тысяч долларов?
— Думаю, что это будет неплохим подарком к нашей свадьбе. Джейн, вы станете моей женой?
— Я всегда была на это согласна, — сказала она тихо.
И оба покраснели.
— На чем мы с тобой остановились? — спросил Арнольд.
— О, профессор! — сладострастно простонала Джейн Блензи.