Глава тридцать первая
Чек для Ника Штибельсона
Мистер Симменс позвонил Нику Штибельсону через полчаса после того, как уехал из мэрии под руку с красивой девушкой, которая сама подошла к нему на торжестве и призналась в давней и непреодолимой любви, перебороть которую способна только смерть. Через десять минут после этого звонка на улицах появились мальчишки с пачками вечерних газет, в которых с четких фотографий смотрела эта самая девушка.
Ник Штибельсон ждал этого звонка в своей машине и быстро добрался до особняка мэра.
— Он очень не в духе, мистер Штибельсон, — сообщил слуга мистера Симменса. — Кричит в спальне, но категорически запрещает входить кому бы то ни было, кроме вас.
— Логично, — отозвался Ник. — Как тебя зовут?
— Роллинсон, сэр!
— Так вот, Роллингстоунс. Постарайся никого к мэру не пускать. Это, кстати, в твоих интересах.
— Понял, сэр.
Ник Штибельсон вошел в открытую для дверь и попал в обширную, роскошно обставленную спальню мэра.
Посередине огромной спальни, стены которой были обиты голубым бархатом, а свет двух торшеров создавал приятный интимный полумрак, стояла кровать, а возле нее — кресло на колесиках, в котором мэр передвигался по своему дому, не желая утруждать свои ноги. Толстяк лежал под красивой девушкой, но на его лице было написан ужас. Джина с любовью гладила мэра по голове и ласково шептала что- то ему на ухо, в ответ на что мистер Симменс громко ругался.
— Какие-нибудь проблемы, сэр? — поинтересовался детектив, с трудом сдерживаясь от смеха.
— Мистер Штибельсон! Спасите меня! Эта женщина тоже оказалась роботом! У нее внутри что-то заело, я не могу вытащить! А она говорит, что только вы знаете, как от нее избавиться! Каждые полчаса она меня насилует! Я уже не могу!
— Сочувствую, — хладнокровно отозвался Ник, бросая шляпу на зеркальный столик и усаживаясь в кресло.
— Вы действительно можете мне помощь?
— Ну, это зависит от того, сколько это будет стоить, — пробурчал Ник.
— Сто тысяч!
— Сто тысяч? — переспросил Ник. — Извините, мэр, у меня в офисе остался сидеть очень ценный клиент, я примчался сюда, бросив все свои дела... Встретимся, когда у вас будет более подходящее настроение.
— Ник! Постойте! — вскричал мэр. — Вы же понимаете, что я не могу обратиться ни к кому другому! Это же будет скандал!
— А я тут причем? Разве я вас силой уложил с этим симпатичным механизмом в постель?
— Назовите любую сумму!
— Это более солидный разговор, — Ник остановился в дверях, потом прошел в спальню и снова уселся в мягкое кресло. — Итак, вы мне должны четыреста пятьдесят тысяч за Арни, ну, и полмиллиона за эту очаровательную девушку.
— Это шантаж!
— Да вы что! — удивился Ник. — Шантаж — это когда вынуждают платить деньги за какую- либо компроментирующую информацию, а я ничего не прошу. Более того, я готов тут же уйти из этого дома и никогда не вспоминать о вашем существовании.
— Хорошо, я согласен!
— Я тоже был согласен, когда мы заключили сделку по поводу поимки робота Арни.
— Ну, хорошо, хорошо! — мэр Симменс дотянулся до лежащей на тумбочке толстой чековой книжки и, стеная, выписал чек.
— Вот возьмите! Ник! Я не хотел вас обманывать! Я просто хотел посмотреть, насколько у вас хватит терпения...
— Я могу ждать, сколько угодно. Хоть полгода...
— О, нет! Снимите с меня эту авантюристку! В следующий раз буду использовать только тех женщин, которых для меня проверит мой телохранитель... — пообещал себе мистер Симменс.
— Я на вашем месте сделал бы тоже самое, — поддержал мэра частный детектив.
Ник Штибельсон, добродушно улыбаясь, достал из кармана пульт управления и нажал на несколько кнопок. Джина слезла с побледневшего мэра, быстро оделась и встала рядом с детективом. Неожиданно мэр стал подпрыгивать на кровати.
— Ах, черт, не обращайте внимания. Это чисто рефлекторное...
— Ничего страшного, — согласился Ник. — Я был рад вам помочь, мэр. Надеюсь, что наша встреча доставила вам удовольствие...
— Ох! — простонал мэр, переставая подпрыгивать и теперь уже облегченно вздыхая.
Насвистывая гимн Соединенных Штатов, Ник Штибельсон вышел из особняка мистера Симменса, держа под руку Джину.
— Ну, как? — крикнул Джон Толкер, сидевший в ожидании на капоте машины.
В ответ невозмутимый Ник помахал чеком на миллион зелёненьких долларов.