Доктор философских наук
и заслуженный научный коммунист
Адам Арнольдович Кронштейн
ГОРЕ-ПИСАТЕЛИ И ИХ ПИСАНИНА
Критическая статья на роман
Павла Асса и Нестора Бегемотова
«Штирлиц, или как размножаются ёжики»

В последнее время много развелось бумагомарателей, которые, взяв в руки обгрызанный карандаш и возомнив себя Ильфом и Петровым, поганят, я не боюсь этого слова, лучшие традиции советской литературы и пишут псевдо-романы, чуждые советскому народу.
Как вы уже догадались, я веду речь о романе «Штирлиц, или как размножаются ёжики», который «создали» некто П.Асс и Н.Бегемотов.
Дабы вы прониклись моим негодованием, я постараюсь наиболее логично осветить, чем оно вызвано. Критическую статью я написал в форме письма к вышеупомянутым литераторам.

Неуважаемые господа Асс и Бегемотов!
Я построил свою критику в виде вопросов. Ответов от вас не требуется, ибо во-первых, и так все ясно, а во-вторых, у вас не должно быть слов.
Да, я имел несчастье прочитать ваш подлый роман, и уже с названия я понял, что он не имеет никакой художественной ценности, а с политической точки зрения является просто оголтелым происком идей империализма. «Штирлиц, или как размножаются ёжики». Что за намёки! Вы хотите сказать, что Штирлиц был причастен к размножению ёжиков? Или ёжики своим размножением помогали Штирлицу в его работе?
Теперь о предисловии. Предисловие — от двух русских слов — «Перед» и «Слово». То есть то, что перед словами — это короткий рассказ о том, что будет, или чего не будет в книге. У вас же там герои Советского Союза Сталин И.В. и тов. Жуков (имя и отчество я забыл) ведут беседу о Штирлице. Кстати, почему Жуков назван «Жюковым»? Тут грамматическая ошибка. И вообще, здесь нет никакой исторической правды. Всем известно, что герой Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин, во-первых, курил не «Казбек», а «Беломор-канал», как и Штирлиц, а во-вторых, никогда не был в то время (1943 год) героем Советского Союза, о чем в книге не сказано ни слова. И вообще, ваше предисловие надо было бы назвать прологом!
Особенно меня возмутила ваша донельзя неграмотная первая глава. Я поручил моему немецкому другу доктору философии Иосифу Кацману обегать весь Берлин, как восточный, так и западный, что он и сделал, но кабачка «Три поросёнка» он не нашёл. Были «Три селёдки», но это не в Берлине, а в Подмосковье, и тот уже прикрыли при Перестройке. Это форменное безобразие. (Я имею ввиду вашу книжонку.) Почему наш русский разведчик пьёт в вашей первой главе, извиняюсь, как лошадь? Он что, дома не напился? А в конце главы, когда Штирлиц засыпает, что он видит во сне? Не Родину, не Сталина, и даже не Ворошилова, а каких-то голых девок, к тому же наверняка немецких, т.к. русские девушки не опустились бы до купания в озере без купальников. Это клевета на советских девушек!
Вторая глава тоже возмутительна, как и все остальные! Мюллер показан этаким добродушненьким папашей Мюллером. А ведь это был зверюга, гестаповец и садист. Все ходили у него под колпаком. Вот Борман показан хорошо, тут я доволен. Русского языка он действительно не знал. А вот как Штирлиц открыл его сейф? Я прочитал каждую страницу по два раза, но обьяснения этому так и не нашел.
Впрочем, все это бледнеет перед третьей главой. Штирлиц в ресторане! Да еще и со шлюхой! Аморальщина! А как же моральный кодекс строителя коммунизма? Может вам его процитировать? Не бойтесь, не буду. Я думаю, вы и так осознали, что советский разведчик не мог идти в ресторан с проституткой. Ведь он мог заразиться СПИДом и не выполнить поставленной перед ним задачи! Наверняка, эта достойная женщина была агентом Штирлица. А вот официанты в Германии, действительно, редкостные свиньи — это я узнавал.
В четвёртой главе фюрер изображен импотентом. Я пролистал двенадцатитомник профессора Блюмберга и трехтомник доктора Кацмана, лучших специалистов по Третьему рейху. У них есть ссылки на Геббельса, где тот называет Адольфа Гитлера отцом германской нации. А как он мог быть отцом, будучи импотентом? Не понимаю. Хотя, это его личные трудности.
Пятая глава обвиняет Штирлица в пособничестве фашистскому палачу Айсману при разгроме еврейского публичного дома. Протестую! Штирлиц был интернационалистом, и с таким же успехом мог разгромить и немецкий публичный дом. А почему Штирлиц называет Мадрид столицей Советского Союза? Это абсурд.
День рождения Штирлица, описанный в шестой главе, меня просто потряс. Вы что, принимаете своих читателей за дураков? Или за кретинов? Неужели вы думаете, что приличный человек не отличит Расула Гамзатова от Есенина? Это я про стихотворение в конце главы, которое вы почему-то приписываете Есенину. А «Капитанскую дочку» не Чехов написал? Про Чехова я пошутил. И ещё, кто ударил Бормана в туалете? С этими туалетами я вообще запутался. И зачем Борман вышел в сад? Там что, тоже был нужник? Зачем он там, если есть туалеты в доме?
В седьмой главе вы совсем скатились до маразма. Вначале упоминаются какие-то господа Зенгель, Бользен и Бонзель. Кто это такие? Почему их нет в следующих главах? Зачем было вводить в роман новых героев, а потом их не использовать? Это литературно безграмотно! Дальше — больше. Штирлиц вспоминает, как его били чекисты. Вздор! ЧК — не Гестапо! У нас людей не бьют! Затем у вас проводится странная аналогия между между «Гитлерюгендом» и Всесоюзной Пионерской организации имени В.И.Ленина! Я тоже в детстве был пионером, мы никогда не пили дешёвое вино, не курили и даже не играли на гитаре. Как же эти фашистские дети могут быть похожи на Советских пионеров? И, наконец, совсем ужас! Просто низкосортная пошлятина, граничащая с порнографией! Айсман, голые красотки, женские трусы! Фу! Отвратительно.
Восьмая глава описывает футбольный матч. Цитирую: « — Еврей? — спросил Штирлиц...» Что это значит? Вы обвиняете Штирлица в антисемитизме! А ведь Штирлиц был коммунист, и, следовательно, интернационалист. Такого просто не могло случиться, а если и случилось, то, наверняка, русский разведчик конспирировался перед фашистами, ибо известно, что в нацистской Германии евреев сильно преследовали. И вам об этом следовало бы написать. А кроме того, Штирлиц не мог написать с Гитлером мерзкую книгу «Майн кампф»! Это же фашистская программная книга! Как у нас, коммунистов, «Капитал» классиков марксизма-ленинизма К.Маркса и Ф.Энгельса.
Девятую главу я не понял. Как это полицейские не поверили Штирлицу, что он — Штирлиц? У него ведь должны были быть документы. И можно было опять вызвать Мюллера, как в третьей главе...
Десятая глава — дурдом! Опять « — Еврей? — прищурился Штирлиц.» Это уже было в восьмой главе. Зачем повторяться? И три фюрера! Неужели они все были одинаковые? Одинаковых людей не бывает!
В одиннадцатой главе Штирлиц постоянно пристает к медсестре. Такого быть не могло! Это очень пошло. И потом, как умудрились перепутать фюреров? Психи были в халатах, настоящий Гитлер — в форме! Это младенцу понятно.
Глава двенадцатая, как и все прочие — возмутительная. Насколько я понимаю, в предыдущих главах действие происходило в Берлине. А тут вдруг появляется пляж! Разве в Берлине есть море? Кроме того, русская радистка не могла быть в купальнике со звездой на груди и держать в руке газету «Правда», ведь её тут же раскрыла бы немецкая контрразведка. И почему не уточняется, какие скользкие анигдоты рассказал ей Штирлиц? Я очень люблю анекдоды, и мне было обидно, что ни одного анегдота не приведено. Если будете переписывать роман, то вставьте в это место какой-нибудь онекдот. Следующий вопрос: откуда эсэсовцы узнали о драке, для чего предусмотрительно отлили недавно отлитые кастеты? И кто такой Кальтенбруннер, чьё мнение по этому поводу так всех волнует?
Тринадцатая глава хорошая, хоть и несчастливое число. Действительно, доктор Кацман мне рассказывал, что туалеты в Берлине платные, и если в кармане нет мелочи, то приходится искать подьезд. Слава Богу, в Москве до этого пока не додумались. Приятно также, что Штирлиц улучает минутку посидеть с томиком И.В.Сталина в руках.
Четырнадцатая глава тоже ничего, по сравнению со всеми остальными. Но как всё-таки размножаются ёжики? Где Штирлиц достал баварское пиво? Что подразумевается под словами «Ясный пень»? Зачем английскому агенту был нужен Штирлиц и его связь с Евой Браун? Чьим агентом был адьютант Фриц? Разве «Ёжики» по-немецки «Игельс»? Неужели все русские ёжики уместились в один эшелон? Неужели их у нас так мало осталось? Куда же смотрит охрана природы? И куда Штирлиц послал немецкий патруль? Как я уже писал, отвечать на эти вопросы не обязательно.
Последнюю, пятнадцатую главу вообще нельзя назвать главой. Это один абзац. Его и критиковать-то не хочется.
В эпилоге вы допускаете все те же ошибки, которые уже сделали в предисловии.
Вот теперь всё. Надеюсь, что после этой принципиальной и умной критики вы уже никогда не осмелитесь взять в руки перо и сесть за другой, быть может, ещё более гнусный роман.
Я понимаю ещё, если бы «Штирлица» написал Юлиан Семенов, у него бы это получилось хорошо. И роман бы был хороший. Впрочем, у него и так есть роман, но называется он по-другому. А именно, «Семнадцать мгновений весны».
Так что я советую всем читателям, дабы избавиться от эмоционального влияния романа «Штирлиц, или Как размножаются ёжики», достать что-нибудь из Семёнова и тщательно прочитать. В отличие от негодяев Асса и Бегемотова это очень умный и хороший писатель!
Д-р А.Кронштейн
Берлин 15.12.1986

  © PANB.RU