Павел Николаевич Асс
Нестор Онуфриевич Бегемотов
ШТИРЛИЦ
или
Вперёд в прошлое
Фантастический роман
Пролог
За иллюминатором космической станции летали мелкие метеориты и звездолёты охраны. Его светлость наместник Великого Императора в Западном Секторе герцог Элеонор фон Брамс отвернулся от иллюминатора и спросил:
— Вы всё ещё граф?
— Да, ваша светлость, — покорно ответил начальник Отдела Безопасности граф Джон де Крет.
— У вас не будет порции глюкерина?
Джон де Крет вздохнул и протянул ему запаянную капсулу. Наместник достал из обшитого чёрным бархатом ящичка шприц и ввёл себе в шею порцию наркотика. Через минуту блаженная улыбка появилась на его напудренном лице, и он спросил:
— Значит, в Области Тройной Звезды порядок ещё не наведён?
Шеф Отдела Безопасности почтительно поклонился и горестно сообщил:
— Да, ваша светлость. То есть, нет, ваша светлость! С тех пор, как Область Тройной Звезды объявила об отделении от Великой Империи, мы послали туда десять звездолётов. Но они, судя по всему, изобрели какое-то новое оружие, и уничтожили наши звездолёты так быстро, что те даже не успели передать нам сообщение об этом!
— Вот ведь, вошь твою... — задумчиво произнес фон Брамс.
— Затем, — продолжал де Крет, — мы послали туда двадцать четыре секретных супер-агента, но и их быстро разоблачили.
Стоящий рядом с де Кретом ректор Разведывательной Академии граф Цитрамон уточнил:
— Троих повесили, четверых расстреляли, двоих распылили на атомы, судьба остальных пока неизвестна. Но, я думаю, она такова, что им не позавидуешь.
— Так-с, — протянул наместник и грозно нахмурил брови. — И что же, ни один из ваших хвалёных супер-агентов ничего не смог разведать об этом новом оружии?
— Ваша светлость! Вы наверняка знаете, что для создания из обычного человека супер-агента ему вживляется в мозг специальная микросхема, с помощью которой в десятки раз увеличиваются возможности человеческого тела, такие как реакция, зрение, слух!
— Вы мне тут лекции не читайте! — заорал фон Брамс. — Как будто я без вас этого не знаю!
— Да, ваша светлость! — де Крет опять поклонился. — Но службы безопасности Тройной Звезды, видимо, научились определять наличие у человека такой микросхемы, хотя как они это делают, не представляю! Но они раскрывают наших лучших агентов одного за другим.
— Так пошлите агента без микросхемы!
— Увы! — развел руками де Крет. — У нас таких нет, так как микросхемы вживляются сразу на первом курсе Разведывательной Академии.
— Пардон, — влез в разговор Цитрамон. — Один курсант с первого курса без микросхемы есть!
— Это кто же?
Граф Цитрамон достал из кармана список и, пролистав, выдал:
— Агент Купер! В то время, как всем курсантам вживляли микросхемы, Купер сломал ногу и лежал в больнице.
— Отлично! — воскликнул наместник. — Вот его и пошлите!
— Но, ваша светлость, — возразил де Крет. — Купер пока не супер-агент! Ведь он всего лишь первокурсник... Да и что за агент без микросхемы? Он и пистолет-то достать не успеет, как его убьют. И фотографировать глазами он не сможет, и нужный разговор записать...
— То есть, вы хотите мне сказать, что мы не можем никаким образом повлиять на события? Значит, по-вашему, я должен прийти к Великому Императору и сказать, так мол и так, ваше величество, но наша армия не в состоянии завоевать Тройную Звезду из-за их нового оружия, а наша разведка не в состоянии выкрасть это оружие из-за собственной некомпетенции?
Де Крет и Цитрамон смущенно молчали.
Наместник прошёлся по кабинету из угла в угол. И вдруг остановился перед графом Цитрамоном.
— Граф, — спросил фон Брамс, — на днях в туалете вы рассказывали де Крету анекдот?
— О, да! Шикарный анекдот! — отозвался Цитрамон. — Но как вы узнали?
— У меня тоже есть свои источники информации. Я сидел в соседней кабинке.
— Понимаю, — Цитрамон подобострастно хихикнул. — Это старинный анекдот, из тех что ходят по Академии. Там, знаете ли, идёт Штирлиц по коридору...
— Черт возьми, Цитрамон! Я уже слышал этот анекдот! Знаете ли вы, кто такой этот Штирлиц?
— Ну, — замялся граф. — По-моему, это какой-то супер-агент, разведчик, работавший веков этак десять назад...
— А понимает ли ваша дурная голова, что он-то нам как раз и нужен?
— Зачем? — оторопел граф Цитрамон.
— Вставляли тогда разведчикам микросхемы?
— Сомневаюсь, ваша светлость. Тогда и звездолётов-то ещё не было...
— Тогда почему бы нам не пригласить господина Штирлица и не послать его на Тройную Звезду?
— Но, ваша светлость, — промямлил де Крет. — Штирлиц, как бы это помягче сказать, немножко умер...
— Дебил! Я это уже понял! Я имею ввиду, что для нас это уже не проблема. У нас ведь есть в активе изобретение профессора Швацца!
Де Крет и Цитрамон переглянулись.
— Профессор Швацц! О! — в один голос воскликнули они.
Было от чего воскликнуть. Совсем недавно умный профессор Швацц изобрёл способ оживлять давно умерших людей. Для этого ему было достаточно всего лишь горсточки праха от того человека!
— Оживление — это очень дорого, — осторожно произнес де Крет. — При этом потребляется масса энергии. Кто за неё будет платить?
— Мы, конечно! — сказал Наместник. — Кто же ещё? А иначе, если мы не завоюем Тройную Звезду, со своих мест полетите и вы, и я. А может, и наши головы полетят! Великий Император шутить не будет!
— Вы правы, — наклонил голову граф де Крет. — Но где мы найдем прах Штирлица?
— Люди тогда жили всего на одной планете, — сказал фон Брамс. — Неужели так трудно будет отыскать следы человека, о котором до сих пор ходят анекдоты?
— Но...
— Никаких «но»! — в ярости закричал наместник Великого Императора. — Или вы найдёте этого долбанного Штирлица, или я прикажу вас бросить в мешок с зубастыми живоглотами с планеты Чмо!
— Есть! — козырнули де Крет и Цитрамон и, повернувшись на каблуках, вышли из кабинета наместника.
— Ни у кого мозгов не хватает, — проворчал фон Брамс, подходя к аквариуму и кидая золотым рыбкам маленьких белых червяков, которых рыбки начали весело пожирать. — Обо всем надо думать самому!
Наместник подошёл к иллюминатору. За иллюминатором всё так же летали мелкие метеориты и кружили звездолёты охраны.
Глава 1
Всем нужен Штирлиц
Штирлиц очнулся в большой белой комнате. С минуту он лежал с закрытыми глазами и прислушивался. В комнате никого не было. Тогда русский разведчик осторожно приоткрыл один глаз и осмотрелся.
«Где я? — подумал он. — У русских или у немцев?»
Ничто из окружающей обстановки на это не указывало. Ясно, что он в больнице. Но как он сюда попал? Штирлиц широко открыл оба глаза и присел на кровати.
«Ничего не помню, — признал он. — Что случилось? Автомобильная катастрофа? Кирпич на голову? Выстрел из-за угла?»
Разведчик ощупал свое тело. Лишних дырок не было, руки-ноги не сломаны.
За дверью послышались чьи-то шаги. Штирлиц откинулся на кровати и притворился спящим, поглядывая из-под полуопущенных век на дверь.
В комнату вошли двое. Один из них был высоким молодым человеком, с накаченными мускулами и тёмными проницательными глазами. Чёрные волосы этого парня были тщательно уложены и блестели, как после душа. Штирлиц так и не смог определить его национальность. На русского вроде не похож, на немца тоже. Второй был гораздо старше. Его почти лысая голова с редкими остатками рыжей растительности поблескивала в свете лампы, а лицо показалось Штирлицу смутно знакомым.
«Где-то я видел эту рожу, — подумал разведчик. — Но вот где, когда и зачем?»
— Штирлиц! Вставайте! — позвал лысый.
«Немцы, — решил Штирлиц. — Русские назвали бы Исаевым.»
Он бодро вскочил и вскинул руку в приветствии, привычно выпучив глаза.
— Хайль Гитлер!
И вдруг осознал, что слово «вставайте» было произнесено однозначно по-русски.
— Насчет «Хайль Гитлер» я пошутил, — быстро сказал Штирлиц, широко улыбнувшись, чтобы окружающие правильно оценили его тонкий советский юмор.
— Моя фамилия — профессор Швацц, — молвил лысый. — А это — специальный агент Купер.
«Швацц и Купер — это не русские фамилии, — подумал Штирлиц. — Может, я попал к союзникам?»
— Как поживает президент? — доброжелательно осведомился он.
— Какой-то он не крутой, — заметил агент Купер профессору.
— Не торопите события, — профессор взял Штирлица за руку и пощупал пульс. — У него отходняк.
— Отходняк? — недоверчиво переспросил Штирлиц. — Неужели я так вчера перебрал?
— Вчера! — хмыкнул Купер разочарованно.
Этот древний супер-агент, о котором в Академии ходили легенды, явно в подмётки не годится даже нынешнему мелкому агенту из службы прикрытия. Уж больно тупой!
Профессор Швацц радостно хихикнул.
— Вы в будущем, господин штандартенфюрер, — сказал он. — Вернее, это для вас будущее, а для нас, естественно, настоящее. У себя там в двадцатом веке вы мирно скончались, а мы вас оживили и слегка омолодили! Пришлось здорово попотеть. Представьте, сколько человеческих существ жили и умерли на Земле. Но мы вас быстро нашли.
— Вот как? — осторожно обронил Штирлиц, соображая, в чём тут подвох.
— Дело в том, что вас захоронили в стене одного древнего замка... И что самое удивительное, обломок от этой красной стены, где, кстати сказать, и находился ваш прах, был выставлен как экспонат в Музее Истории Земли. Так что, это просто судьба!
Профессор Швацц победно улыбнулся, не упоминая, что сотрудники де Крета и Цитрамона целый месяц копались в архивах и летали туда-сюда на звездолётах, разыскивая Штирлица.
— Значит, я сейчас в будущем?
— В очень отдалённом.
— И какой сейчас у нас век?
— Тридцатый.
— И что, вы любого можете так оживить?
— Любого, — кивнул Швацц. — Моё открытие в этом смысле глобально. Но вы — наш первый опыт на человеке!
— Что же вы меня-то оживили? — удивился Штирлиц. — Ведь есть столько гораздо более достойных людей! Ленин, например...
— Кто такой Ленин? — спросил Швацц и недоуменно переглянулся с агентом Купером.
— Вождь мирового пролетариата, — заученно ответил Штирлиц.
— Вождь у нас уже есть. Это наш любимый Великий Император, так что никакой Ленин нам не нужен! А вот вы нам нужны. Одевайтесь, господин Штирлиц, вас ждут!
Швацц протянул Штирлицу блестящий комбинезон, такой же, какой был и у агента Купера, и у самого профессора Швацца. Русский разведчик облачился в комбинезон и вопросительно посмотрел на профессора.
— Пойдёмте, — сказал Швацц и первым вышел из комнаты.
Они прошли по длинному коридору, тускло освещённому непонятно откуда исходившим светом. То слева, то справа встречались двери с табличками на неизвестном Штирлицу языке. Это живо напомнило ему коридоры Рейха, украшенные такими же табличками. Правда, в Рейхе через каждые десять шагов стояли часовые, отдающие честь господину штандартенфюреру...
Профессор Швацц остановился перед одной из дверей, наиболее массивной, красиво обитой тёмно-коричневой кожей. Швацц пригладил ладонью остатки волос и решительно вошёл. Штирлиц и Купер последовали за ним. Бывший русский разведчик заметил, что Купер и Швацц заметно волнуются.
«Предстоит встреча на высшем уровне, — предположил Штирлиц. — Сейчас посмотрим на местного фюрера.»
— У себя? — шепотом спросил Швацц у молоденькой длинноногой секретарши. Штирлиц про себя усмехнулся, подумав, что эта девица понравилась бы его приятелю Борману, который коллекционировал секретарш.
Секретарша нажала на кнопочку, на стене засветился экран. С экрана на вошедших глянуло холёное лицо герцога фон Брамса.
— Ваша светлость! — тоненьким голоском молвила секретарша. — К вам профессор Швацц, и с ним ещё два господина.
— Впустите! — разрешил фон Брамс.
Секретарша нажала ещё одну кнопочку и томно повела рукой в сторону распахнувшейся двери.
Войдя в просторный кабинет, украшенный звёздными картами, макетами звездолётов и планетных систем, Швацц и Купер поклонились господину Наместнику, а Штирлиц, незнакомый с принятым в этих краях этикетом, остановился перед его светлостью и протянул для пожатия свою сильную руку. Фон Брамс был либерал и пожал руку Штирлица. Такая честь поразила Швацца и Купера до глубины души. У профессора отвалилась челюсть, а Купер с завистью подумал: «Нет, он всё-таки крутой!»
— Штандартенфюрер СС Макс Отто фон Штирлиц, а также полковник ГРУ Максим Максимович Исаев! — громко отчеканил Штирлиц. — С кем имею честь?
— Наместник Великого Императора герцог фон Брамс, — отозвался Наместник.
— А! Брамс! Как же, как же, помню! Это вы сочинили — «тыц-тыц, тыц-тыц-тыц»! — напел Штирлиц, усаживаясь в кресло.
— Не думаю, — доброжелательно ответил Наместник. Непосредственность этого человека из прошлого ему импонировала, не то что подобострастие местных придворных.
— Вы нам нужны для важного дела! — произнес герцог.
— Всем нужен Штирлиц, и всегда для важного дела, — кивнул разведчик. — Но о делах я говорю только после кофе... Я уже тысячу лет не пил кофе, надеюсь, оно ещё не перевелось?
— Не перевелось, — улыбнулся фон Брамс и нажал на своём столе кнопку с надписью «Кофе».
Глава 2
Как всегда, особо важное задание
После аудиенции Штирлица проводили в отведённые ему апартаменты. Швацц удалился по своим делам, а агент Купер остался для обсуждения нового задания.
— Хороший мужик этот фон Брамс! — сказал Штирлиц, окидывая взглядом роскошную обстановку. — Почти как Гитлер. И даже почти как Сталин. Только без усов.
Купер, зная, что в комнате запрятано около сотни подглядывающих и подслушивающих устройств, тактично хмыкнул.
Штирлиц уселся на мягкий диван и попрыгал на нём.
— Купер! — позвал он. — А у вас тут в будущем пиво есть?
— Есть, господин штандартенфюрер.
— Зови меня просто Штирлиц, — разрешил разведчик. — Раз нам вместе работать над этим опасным делом, не будем формалистами! Сгоняй-ка, дружок, за пивом! Бутылок десять на первое время мне хватит.
Купер подошёл к большому, отсвечивающему синевой, агрегату, стоящему в углу, и набрал на клавиатуре пару слов. На агрегате откинулась крышка, как у духовки, и на поднос выкатились десять бутылок пива.
— Так просто! — поразился Штирлиц. — И денег не надо платить? Тогда закажи ещё с десяточек!
Агент Купер пожал плечами и повторил заказ. Штирлиц о край стола откупорил бутылку и, приложившись к горлышку, выпил её до дна. Пиво было холодным и вкусным. Хуже, конечно, чем в Германии, но вполне приемлемо.
— Это устройство называется «синтезатор», — объяснил Купер. — Набираете вот тут, что вам надо, и через секунду готово.
— Класс! — восхитился Штирлиц и протянул бутылку Куперу. — Угощайся.
— Я не пью.
— Да не стесняйся, у меня ещё есть!
— Агентам запрещено употреблять спиртные напитки, курить и принимать наркотики, — холодно ответил Купер.
— Кстати, хорошо, что напомнил! — Штирлиц вскочил и, подойдя к синтезатору, набрал слово «Беломор».
Синтезатор, естественно, не реагировал.
— Купер! — позвал Штирлиц. — Эта железяка не хочет работать! Как заказать пачку папирос?
— Штирлиц, вы агент Империи, вам тоже нельзя курить!
— Купер, ты не моя мама, мать твою, и не пионервожатая в школе, чтобы читать мне нотации! Вообще, — вскипел Штирлиц, — кто ты такой? Фон Брамс, насколько я помню, сказал, что ты — мой помощник! Следовательно, чёрт побери, я — твой начальник! Хочу курить! Ясно? Это приказ!
«Осёл какой-то, — обиженно подумал агент Купер, набирая на клавиатуре заказ. — Нет, он не крутой! Пропаду я с ним на Тройной Звезде...»
Получив от Купера пачку сигарет, русский разведчик закурил. Местный табак был просто отвратителен, но чтобы показать этому молокососу, кто здесь главный, Штирлиц мужественно выкурил сигарету до конца и закурил другую.
Десять минут прошли в молчании. Наконец, Штирлиц не выдержал и спросил:
— Значит, на этой Тройной Звезде запросто раскрывают ваших агентов?
— Да, — отозвался Купер. — Хотя даже профессор Швацц не может додуматься, как они это делают. Ведь микросхема в голове супер-агента сделана из специального биоматериала, её никаким рентгеном не обнаружишь!
— И что, все агенты схвачены, явки провалены?
Купер кивнул.
— Как мне это знакомо, — молвил Штирлиц, открывая шестую бутылку. — Вам тут не приходило в голову, что у вас завелся стукачок?
— Кто-кто?
— Ну, такая сволочь, которая стучит?
— Дятел?
— Да нет же! Такой предатель Родины, враг народа, шпионская морда, одним словом, который передаёт врагам всё, что вы тут задумали!
Купер опешил. Такое, действительно, никому в голову не приходило.
— Извините, господин штандартенфюрер, мне надо выйти для доклада! — воскликнул он и бросился к начальству.
Подобно ветру несясь по коридору, агент Купер думал о Штирлице: «Крутой!»
Граф де Крет, начальник Отдела Безопасности, при сообщении Купера так и сел.
— Стукач? Их шпион в нашей структуре! Как же мы раньше не подумали? Очень хорошо, Купер. Мы выявим список тех, кто знал об отправке супер-агентов на Тройную Звезду, и вычислим гада! А сейчас надо как можно быстрее отправить вас со Штирлицем, пока никто, кроме меня, Швацца, графа Цитрамона и его светлости, не знает про вашу миссию!
— Есть! — козырнул Купер.
— Запомните, — веско сказал де Крет, — если вы вернетесь с чертежами нового оружия, вам будет досрочно присвоено звание лейтенанта супер-агентов!
— Служу Великой Империи!
— Идите, Купер. Вам ещё надо обучить Штирлица пользоваться нашим оружием. Хотя, конечно, основная его сила не в пистолете, а в голове. В чём мы только что убедились! Идите, агент Купер.
Штирлиц, развалившись на диване, беззаботно допивал последнюю бутылку.
— Господин штандартенфюрер, — влетел в комнату агент Купер. — Вам надо освоить наше самое современное оружие, и пора лететь на Тройную Звезду, пока об этом не пронюхал вражеский стукач.
— Надо, так надо, — равнодушно бросил Штирлиц.
— Нас ждет особо важное задание!
Штирлиц поставил пустую бутылку на стол и небрежно заметил:
— Штирлица, сынок, для других заданий не вызывают!
Глава 3
Ностальгия
Около двух часов агент Купер объяснял Штирлицу устройство орудий уничтожения. Новых видов оружия за десять веков накопилось предостаточно, и Штирлиц заскучал уже на восьмизарядном биохлопмутаторе, который делал какую-то хренотню с неизвестными русскому разведчику биологическими организмами. Пока Купер читал свою лекцию, Штирлиц вспомнил родную Землю, её леса с могучими вечнозелёными елями, под которыми бегают разные ёжики, голубые реки, в глубинах которых плавают многочисленные рыбы, такие вкусные с пивом...
«Широка страна моя родная!» — вертелось у Штирлица в голове.
Русский разведчик очнулся от своих мыслей и, дабы у Купера создалось впечатление, что Штирлиц его внимательно слушает, потянулся и взял в руки очередной экземпляр оружия.
— О, кастет! — сказал он, надевая кастет. — Знакомая штука. Только слишком лёгкая. Кастет, Купер, должен быть поувесистей. Я его обычно отливал из свинца. Как дашь таким в морду, так больше и не надо!
— Это не кастет, как вы изволили выразиться, — возразил агент Купер. — Это лазерный меч. Надели вы его правильно, а теперь, если слегка сжать указательный палец, вот отсюда появится лазерный луч, при помощи которого можно разрезать даже бетонную стену.
Штирлиц слегка сжал указательный палец. Из едва заметного отверстия кастета вырвался ярко-желтый луч, который чуть было не разрезал агента Купера пополам, но ловкий Купер спасся тем, что, отшатнувшись, упал вместе со стулом.
— Осторожнее, Штирлиц! — воскликнул он, вскакивая и загораживаясь стулом.
— Хорошая штука, — одобрил русский разведчик и повел мечом вправо. Желтый луч проехался по стоящему у стены шкафу, верхняя половина шкафа покачнулась и медленно рухнула на пол. Из шкафа посыпались разные вещи. — Класс!
— Штирлиц! — завопил Купер. — Выключите меч! Иначе вы всё здесь порушите!
Штирлиц с сожалением отжал палец, луч исчез. Покрутив кастет в руках, он как бы случайно сунул его в карман.
Купер перевел дух.
— Вы с ума сошли! — сообщил он.
— Да брось ты, Купер, — добродушно молвил русский разведчик. — Ну, разрезали шкаф, подумаешь! Эх, как мне пригодилась бы такая штучка на Земле году этак в сорок третьем!
«Ну и урод! — в сердцах подумал агент Купер. — Наши агенты учатся обращаться с оружием ещё до поступления в Академию, а этот ни хрена не понимает, что очень даже просто мог меня убить! Хорошо хоть стены на космической станции из сверхпрочного металла, а то этот раздолбай проделал бы дырку в открытый космос! Нет, он не крутой! Он дебил какой-то!»
Штирлиц ударился в воспоминания.
— Сидишь, бывало, в кабачке «Три поросёнка», пьешь пиво. Тут заходит какая-нибудь морда и начинает строить из себя героя! Ну, дашь ему в рыло, и вроде как полегчает. Вроде как на Родину вернулся. Купер, ты знаешь, что такое ностальгия?
— Понятия не имею, — сердито буркнул Купер, собирая вывалившиеся из шкафа вещи.
— А я знаю, — молвил Штирлиц. — Когда я работал в Германии, меня дико мучила ностальгия по России, а когда вернулся на Родину — по Германии. Можешь себе представить, как я сейчас мучаюсь, когда хочется вернуться и в Россию, и в Германию. На Землю, Купер, хочется вернуться. Кстати, что сейчас на Земле?
— Радиоактивная помойка!
— Жаль, — шумно вздохнул разведчик. — От этого моя ностальгия только увеличивается, поскольку хочется вернуться не просто на Землю, а ещё и в прошлое. Ладно, — резюмировал Штирлиц. — Оружие твоё я освоил. Когда летим на задание?
— Завтра, — сказал Купер.
— Тогда я, пожалуй, лягу спать, — у Штирлица после выпитого пива было сумрачно в голове, и он, не раздеваясь, улегся на диван. — Разбуди меня, когда всё будет готово.
— Разбужу, — пообещал агент Купер и вышел, погасив в комнате свет.
Через минуту в комнате раздался громкий храп спящего человека с чистой совестью.
Купер вошёл в свою комнату, и тут раздался звонок. Агент нажал на кнопку, на экране появилось взволнованное лицо профессора Швацца.
— Купер! Вы ещё не спите?
— Нет, господин профессор.
— Зайдите ко мне!
Через несколько минут агент Купер появился в лаборатории профессора Швацца. Профессор пребывал в восхищении.
— Купер, я провёл сканирование мозга Штирлица.
— И что? — спросил агент, поёжившись, так как сканирования боялись все. При сканировании считывались мысли даже из подсознания, а в подсознании, как известно, появляются иной раз такие мыслишки, за которые Служба Безопасности по головке не погладит.
— Это настоящий супер-агент! — заявил Швацц. — Круче его я никого не видел. Я не знаю, как в двадцатом веке они умудрились научиться ставить такую защиту, да и зачем, ведь тогда не было сканирования, но это что-то! Наши супер-агенты только на пятом курсе Академии проходят методы блокировки доступа в подсознание, да и то это получается только у десяти-пятнадцати процентов курсантов. А кроме того, такая блокировка возможна только, когда человек бодрствует. У Штирлица же всё заблокировано, даже когда он спит! Представляете, Купер, я только что его сканировал, а он во сне всё время поёт песни! Мне только один раз удалось прорваться сквозь «Гитлер зольдатен» и «Не слышны в саду даже шорохи» и увидеть какую-то гору, причем только на полсекунды, а потом эта гора оказалась нарисованной на бутылочной этикетке с надписью «Армянский коньяк»! Я никогда не встречал такого супер-агента!
— Ещё бы! — согласился агент Купер, гордый, что ему предоставлена честь работать под началом такого специалиста. — Штирлиц — это класс!
— Вам надо бы научиться у него, как он ставит свою блокировку.
— Непременно! — пообещал Купер.
Глава 4
Штирлиц отправляется в полёт
Новая команда для заброски на Тройную Звезду в лице Штирлица и агента Купера вышла из шахты лифта и оказалась под огромным куполом, сквозь который просвечивали звёзды.
— На чём полетим? — спросил Штирлиц у агента Купера по дороге к звездолёту. — На ракете?
— Наш звездолёт называется «Пан Бэ-36», суперскоростной, временновозвратный, с замаскированными импульсными пушками и универсальными лазерными излучателями. Модель специально выпускается для супер-агентов.
— Очень хорошо, — глубокомысленно сказал Штирлиц. — В названии звездолёта очень много умных, красивых слов. А как называется место, откуда звездолёты взлетают? Звездодром? Звездолётодром?
— Да просто место взлёта и посадки, — ответил Купер, не понимающий, что разведчик шутит.
Они вышли на «место взлёта и посадки».
— Обычные летающие тарелки! — воскликнул Штирлиц, увидев звездолёты.
— Что, в ваше время такие уже были?
— Были, — кивнул Штирлиц, — в фантастических фильмах. На них летали такие зелёненькие человечки с вытянутыми вперед носами и антеннами вместо ушей.
— Трипсы, — предположил агент Купер. — С ними у нас была война в двадцать седьмом веке.
— Кто победил?
— Мы, конечно!
Агенты Великой Империи вошли в звездолёт. Кабина управления была небольшая, но уютная. Два кресла располагались напротив большого экрана, на одной половине которого была изображена карта звёздного неба, а на другой — стоящие вокруг звездолёты, мимо которых Штирлиц и Купер только что прошли.
Штирлиц уселся в мягкое кресло. Слева от него стоял уже знакомый русскому разведчику синтезатор, чем Штирлиц немедленно воспользовался, заказав бутылку пива. Открыл бутылку о пульт управления, он выглянул в иллюминатор.
— Что-то я никого не вижу из провожающих.
— Никого и не будет, — ответил агент Купер.
— Почему?
— У нас это не принято.
— Жалко, ведь провожают звездолёты совсем не так как поезда... — вздохнул Штирлиц, перефразировав старую песню, и отпил глоток. — Было бы интересно послушать речь какого-либо официального лица, узнать о том, что мы с тобой герои, что страна нами гордится...
— Штирлиц, у нас секретное задание, чем меньше лиц об этом знают, тем для нас лучше.
— Это правильно, — сказал Штирлиц, допив бутылку. — Где тут руки можно помыть?
— Откройте справа от вас шкаф, нажмите на красную кнопку и просуньте в отверстие руки. Горячий воздух уничтожит всю грязь на ваших руках.
— Что-то слишком сложно... А вода здесь есть?
— Есть. Но воду надо экономить. Вы разве не заметили, Штирлиц, что у нас тут «замкнутый цикл»? Станция искусственная, поэтому вода очищается снова и снова, и так до бесконечности...
— А как же, в таком случае, делают пиво? — спросил Штирлиц, подозревая что-то ужасное.
— Точно так же.
— Значит, вот эта бутылка пива была уже несколько раз выпита?
— Ну, конечно. Не переживайте, Штирлиц, ко всему привыкаешь, — утешил Штирлица агент Купер, одновременно бегая пальцами по клавишам пульта.
Некоторое время Штирлиц грустно смотрел в иллюминатор. Ностальгия снова схватила его за горло и не отпускала. Хотелось настоящего, хорошего пива, хотелось снова в Берлин.
— Купер, а мы будем лететь с перегрузками?
— Нет, — агент Купер помотал головой, нажимая на разные кнопки. — Эту проблему решили ещё в двадцать втором веке.
— Слава труду! — порадовался Штирлиц. — А мы будем лететь на околосветовых скоростях?
— Естественно. Даже быстрее.
— Мне один еврей в Германии говорил, что есть такие законы относительности, из-за которых время на космическом корабле идет медленнее, чем на Земле. Это значит, пока мы будем лететь, пройдет лет триста?
— Эта проблема тоже давно решена! — отозвался Купер. — У нас временновозвратный корабль, он летит не только в пространстве, но и во времени. Только в пространстве — вперёд, а во времени — назад. В результате, всё сделано так, что мы прилетим на Тройную Звезду ненамного позже, чем вылетим отсюда.
— Временновозвратный! — глаза Штирлица загорелись. — Машина времени, значит... Слушай, так вы и в прошлое можете летать?
— Теоретически можем, но это запрещено законом.
— Почему?
— Представьте, что вы полетели в своё прошлое и убили там своего дедушку ещё до рождения вашего отца. Тогда будет нарушена временная непрерывность, и вы сами исчезнете, поскольку не родитесь! Это у нас даже дети знают.
— И что, никто не нарушает этот закон?
— Никто, — сказал Купер, нажимая на очередную кнопку. Звездолёт подпрыгнул и завис в воздухе. — За этим следит специальная служба. Каждый, кто допущен к полётам, проходит сканирование мозга. То есть читаются все его мысли. И если у него хотя бы в подсознании окажется мыслишка слетать в прошлое, его тут же арестуют.
— Мои мысли тоже читали? — поинтересовался Штирлиц.
— Читали, — Купер вспомнил восторг профессора Швацца.
Звездолёт загудел и плавно понёсся над взлётно-посадочной полосой. Раскрылись огромные ворота, звездолёт вылетел в более обширное помещение. Ворота сзади закрылись, а впереди отворились ещё одни. За ними было звёздное небо открытого космоса.
— Хорошо летим, — похвалил Штирлиц. — Как будто едем на правительственной машине!
И русский разведчик открыл о пульт управления ещё одну бутылку пива. Потом вспомнил, из чего его делают, и отставил пиво в сторонку.
— Слушай, Купер, а вот, чисто теоретически, можно ли слетать на Землю в 1943 год, а? — хитро прищурившись, спросил он.
— Конечно, можно, но это запрещено законом.
— Кстати, Купер, когда меня сканировали, у меня не было мысли слетать в прошлое?
— Нет, — смутившись, пробормотал Купер.
— А как ты думаешь, вот когда вы ковырялись в моих мозгах, у меня не было мысли слетать в прошлое, поскольку я и не знал о такой возможности. Вдруг я об этом узнаю, и такая мысль у меня внезапно появляется, прямо сейчас?
— Вы, наверно, шутите, господин штандартенфюрер?
— Конечно, нет! — Штирлиц как бы невзначай достал из кармана лазерный меч и, как привычный кастет, надел на руку. — Купер, направь-ка эту летающую хреновину к Земле двадцатого века!
— Но, Штирлиц...
— Купер, это приказ! — в голосе Штирлица зазвенел металл. — В конце концов, кто здесь начальник, ты или я?
— Вы, — агент Купер с опаской посмотрел на меч Штирлица. — Но казнят нас обоих!
— А кто узнает? — резонно спросил Штирлиц. — Мы слетаем, посмотрим на Берлин сорок третьего, выпьем настоящего пива в классном кабачке «Три поросёнка», тебе там понравится, и назад!
— Так ведь нас потом просканируют и всё узнают! Вам хорошо, вы умеете ставить блок, а как я?
— Если наше задание будет выполнено, — возразил Штирлиц, — мы вернемся героями. Кто посмеет нас сканировать? Да мы сами кого угодно засканируем! А что ты имеешь ввиду под блоком?
— Профессор Швацц вас сканировал, но не смог прочитать ни одной мысли. Он говорит, что никогда не видел такого супер-агента, который мог бы полностью заблокировать доступ к мозгу.
— А я смог?
— Вы смогли.
— Вот видишь, — гордо сказал Штирлиц и наставительно поднял указательный палец. — Я и тебя этому научу, хрен нас кто поймает! Летим, чёрт побери, в прошлое!
Агент Купер уныло вздохнул и, ещё раз поглядев на меч в руке русского разведчика, начал нажимать нужные кнопки.
— Держи бутылку, — Штирлиц протянул Куперу своё пиво. — Пей, не бойся. Настоящий разведчик ничего не должен бояться, а тем более пива!
Купер принял бутылку и без особого удовольствия отхлебнул глоток.
— Купер, ты что, левша? — поинтересовался Штирлиц, заметив, что агент взял бутылку левой рукой.
— Был, — смутился Купер. — Меня из-за этого даже в Академию не хотели брать. Но теперь я одинаково хорошо владею обоими руками.
— Я тоже в детстве был левшой, — сообщил русский разведчик, желая сделать Куперу приятное.
Звездолёт летел вперед. Время летело в другую сторону.
Глава 5
Кабачок «Три поросёнка». Век двадцатый
По чёрному от сажи потолку кабачка «Три поросёнка», ни от кого не скрываясь, бегали жирные рыжие тараканы. Пруссаками называют их в народе, видимо, намекая на толщину, наглость и прожорливость. Эти тараканы не боятся никого, даже гестапо. Единственный, пожалуй, кто мог их напугать, был штандартенфюрер СС фон Штирлиц, который обожал стрелять по тараканам из маузера, но его сейчас в кабачке не было.
Стены кабачка были украшены фресками в стиле Эль Греко, но, в отличие от творений великого испанца, основой сюжета служили похождения трех пухлых симпатичных поросят, в честь которых и был назван кабачок. На одной из картин страшный серый волк поймал бедного, несчастного поросёнка и уже раскрыл полную острых клыков пасть, чтобы поужинать. Уже давно кто-то из посетителей пририсовал волку огромный половой орган, и вышеописанная сцена приобрела новый, животрепещущий смысл.
В кабачке было ужасно грязно, и вдобавок сильно воняло перегаром и табаком. Табачный дым клубами поднимался от столиков, за которыми сидели офицеры Рейха, к потолку, и время от времени обалдевший от никотина таракан падал с потолка в чью-нибудь тарелку или кружку.
Из подсобки выползла старуха с щёткой. Зажав в беззубом рту трубку, старая карга предприняла героическую попытку подмести заплёванный пол, впрочем, безуспешно. Сидящие за столиком эсэсовцы отвесили ей пинка, и, злобно ворча, бабка скрылась за дверью подсобки.
Распахнулась дверь на улицу, и в кабачок вошёл унтер-офицер. Он был уже основательно навеселе, но очень хотел стать ещё веселее. Усевшись за столик, унтер щелкнул пальцами и громко заказал:
— Официант! Бутылку шнапса, три пива и чего-нибудь закусить на две марки!
Симпатичная официантка в заляпанном маслом передничке быстро исполнила заказ. Унтер-офицер опрокинул стакан шнапса, запил кружкой пива и с громким чавканьем начал пожирать салат из кальмаров.
Молоденький лейтенантик, ухаживая сразу за двумя девицами, которых подцепил на улице, достал свой табельный пистолет и начал показывать, как его заряжают.
— Какое у него длинное и толстое дуло! — томно протянула одна из девушек, тонко намекая, что пора поговорить о цене и заняться делом.
— О да! — отзывался лейтенант. — Это же «Вальтер»!
Эсэсовцы азартно резались в карты. Один из них — рыжий, с оторванным у фуражки козырьком — проигрывал и яростно ругался многоэтажным матом с отвлеченными философскими размышлениями по поводу интимной жизни Богоматери, Отца, Сына и Святого Духа.
Два фронтовика в серых шинелях подошли к стойке и заказали по рюмке шнапса. Стоящий за стойкой толстый баварец откупорил новую бутылку и налил защитникам Родины.
— Давно с фронта? — участливо спросил он.
— С неделю, — отозвался фронтовик с перевязанной головой. — Знатно нам всыпали на Курской дуге!
От мощного удара ноги дверь кабачка чуть было не сорвалась с петель.
— Штирлиц пришёл, — предположил рыжий эсэсовец, оглядываясь на дверь. Он не ошибся. Это, действительно, был штандартенфюрер СС фон Штирлиц вместе с незнакомым завсегдатаям кабачка молодым человеком.
Штирлиц и агент Купер прошли к свободному столику. Купер брезгливо смахнул со стола двух совокупляющихся тараканов и наморщил нос — ему тут сильно не нравилось. Зато Штирлиц чувствовал себя, как дома.
— Привет, Штирлиц! — помахали руками эсэсовцы.
— Привет, ребята! — отозвался русский разведчик, улыбаясь старым знакомым. — Рад вас видеть!
Не дожидаясь приказа, официант принёс поднос, уставленный пенными кружками пива, и несколько вскрытых банок тушенки.
— Благодарю, — сказал вежливый Штирлиц и вдохнул аромат первой кружки. — Купер, попробуй настоящего баварского пива!
— Штирлиц сегодня в хорошем расположении духа, — шепнул один фронтовик другому. — Значит, драки не будет.
— Это точно, — согласился второй. — Ну, даст в морду одному-другому, но драки по- крупному не будет точно!
— Штирлиц, — оглядываясь по сторонам, произнес агент Купер. — Пейте поскорее своё пиво, и поехали назад!
— Купер, не гони волну, — попросил Штирлиц. — Чего ты суетишься?
— Чем больше времени мы проводим в прошлом, тем сильнее изменится будущее. Может так случиться, что в результате этих изменений исчезнете и вы, и я!
Штирлиц наслаждался. Он прекрасно помнил и этих мужественных фронтовиков у стойки, и эсэсовцев, самый рыжий из которых проиграл ему когда-то двадцать пять марок и так и не отдал. А этому лейтенантику, помнится, он знатно начистил репу, вот только за что? Впрочем, это не важно.
Входная дверь ещё раз тихонько приоткрылась, и в кабачок проскользнул маленький незаметный человечек. Его Штирлиц тоже помнил. Это был агент Штирлица — профессор Плейшнер. В сорок пятом году Штирлиц послал его в Швейцарию с важным заданием, но лопух Плейшнер не заметил двенадцати утюгов на подоконнике — знак того, что явка провалена, — и, убегая от гестаповской засады, выпал из окна и геройски разбился вдребезги.
«Бедный профессор Плейшнер», — взгрустнул Штирлиц и вспомнил глупый анекдот, который он услышал позже, году этак в семидесятом, о том, как Штирлиц шёл по улице и поднял глаза. Это были глаза профессора Плейшнера. Глупость какая! Чисто советский анекдот. Улицы в Берне подметают по несколько раз в день, поэтому никаких глаз он тогда не поднимал, а о смерти профессора узнал от старика, продающего канареек и волнистых попугайчиков в магазинчике напротив проваленной явки.
Плейшнер подскочил к Штирлицу и жарко зашептал на ухо:
— Господин штандартенфюрер! Для моих научных трудов мне понадобилась одна редкая книга, а она была только в личной библиотеке Кальтенбруннера. С большим трудом мне удалось добиться разрешения несколько дней поработать в его библиотеке. Вчера я тоже работал в библиотеке Кальтенбруннера и случайно подслушал важную вещь!
— Пивка? — предложил Штирлиц.
— Спасибо, — профессор ухватился за кружку. — Кальтенбруннер подозревает, что вы — русский шпион, но никак не может добыть доказательств. Тогда он решил, что раз вы такой скользкий тип, прошу прощения, это его слова! то вас надо просто убрать!
— Просто убрать Штирлица — это не так просто, — заметил Штирлиц.
— Люди Кальтенбруннера подготовили покушение на вас. Но где и когда оно произойдет, я не знаю. Ладно, господин штандартенфюрер, спасибо за пиво, я побежал! У меня много работы!
Профессор так же незаметно, как серая мышка, пробрался меж столиков и исчез за дверью.
— Ну вот! — воскликнул агент Купер. — Доигрались!
— О чём ты? — удивился Штирлиц. — Мы же предупреждены!
— В том-то и дело, что мы. Этот Плейшнер должен был предупредить настоящего Штирлица, а попал на нас. Если бы настоящий Штирлиц узнал о заговоре, он принял бы меры, а так он будет беспечен, и люди Кальтенбруннера его уберут. Будущее будет изменено!
— Но, Купер, мы предупредим настоящего Штирлица, и он примет меры, — сказал Штирлиц.— Подумаешь, Кальтенбруннер! Мне сам Борман разные пакости делал, и никто меня не предупреждал, а я уцелел! Руки у них коротки!
— Но как! Как мы сможем его предупредить, не раскрывая, кто мы?
— Ну, — Штирлиц почесал небритый подбородок. — Тогда, черт возьми, мы сами спасём местного Штирлица!
— Как?
— Люди Кальтенбруннера будут готовить западню, а мы их будем ликвидировать. Купер, у тебя есть оружие?
— Да, конечно, — агент Купер достал из-за пазухи большой пистолет с раструбом на дуле.
— Что это?
— Распылитель. Я же вам его показывал во время обучения! Направляешь на человека, и он разлагается на атомы.
— Сурово, — одобрил Штирлиц. — Нам надо только узнать, где и когда будет совершено покушение. А для этого надо бы узнать поподробнее, что за сволочь этот Кальтенбруннер, и где он живет?
— Что ж вы у профессора Плейшнера не спросили адрес?
— Не подумал сразу, — вздохнул Штирлиц. — Как говорят у нас на Полтавщине, хорошая мысля приходит опосля. Да это и не важно. У шефа гестапо Мюллера, помнится, в сейфе были дела на всех сотрудников Рейха. Я проберусь в его кабинет, выкраду дело...
— Не надо красть! — Купер покачал головой. — Мюллер обнаружит пропажу, это может изменить будущее! У меня есть миниатюрный ксерокс, — агент достал из маленький аппарат, — снимите копию, а документы оставьте в сейфе.
— Хорошо, — согласился Штирлиц. — Сниму копию, изучим дело, а потом проберёмся в логово Кальтенбруннера.
— Понаставим там подслушивающих устройств, — предложил Купер, — чтобы быть в курсе замышляемых злодейств.
— Это всегда полезно, — заметил Штирлиц. — В моё время такие устройства называли «жучками».
— В моё тоже.
— Видишь, как всё просто! — сказал русский разведчик. — А ты боялся!
— Так за дело!
— Ясный пень! — вспомнил Штирлиц свою любимую поговорку.
Они встали из-за стола и двинулись на выход. Штирлиц кинул официанту крупную купюру, что того очень удивило, так как господин штандартенфюрер никогда раньше не платил, а просьбы об оплате встречал ударом кастета. Откуда глупому официанту было знать, что Купер при помощи синтезатора нашлёпал килограмм дойч-марок!
Выйдя из кабачка, они чуть было не столкнулись нос к носу с настоящим Штирлицем, который шёл в «Три поросёнка». Настоящий Штирлиц Штирлица из будущего не признал, тем более, что тот был в штатском. Штандартенфюрер вошёл в кабачок, был встречен всеобщим удивлением, но не обратил на это никакого внимания, а сел за столик и, как всегда, заказал пива и тушенки.
Вскоре из кабачка послышались выстрелы из маузера и хорошо узнаваемые крики Штирлица:
— Развели тут! Бардак!
Глава 6
Секретный сейф Мюллера
Купив в магазине форму штандартенфюрера, без которой Штирлиц чувствовал себя в Рейхе неуютно, русский разведчик переоделся и в новом с иголочки мундире отправился в Рейх. Там всё было по-старому. Стуча каблуками, Штирлиц шагал по знакомым коридорам, часовые с глупыми бараньими лицами отдавали ему честь. Штирлиц прошёл мимо своего кабинета. Не зашёл, хотя велико было искушение краем глаза взглянуть, как он жил в сорок третьем. Наконец, штандартенфюрер остановился перед дверью в кабинет Мюллера. Из-за двери слышалось стрекотанье пишущей машинки, видимо секретарша шефа гестапо перепечатывала какое-нибудь дело.
Штирлиц заглянул.
— Мюллер у себя? — спросил он у длинноногой красавицы.
— Нет, господин штандартенфюрер, — любезно улыбнулась секретарша. — Он на совещании у Фюрера.
— Странно, — сказал Штирлиц. — У Фюрера совещание, а Бормана там нет. Представляешь, ходит по кабинетам и грязно пристает к секретаршам, пугая их до смерти искусственным членом, конфискованным пару дней назад у французского шпиона.
— Ой! — испугалась секретарша. — Господин штандартенфюрер, я, пожалуй, пойду пообедаю!
— Иди, иди, — разрешил Штирлиц, и секретарша Мюллера торопливо убежала. Склонность Бормана к секретаршам была давно всем известна, а секретарши Мюллера он домогался уже года два.
Штирлиц вошёл в кабинет шефа гестапо.
Сейф с документами стоял в углу. Для профессионального разведчика не составило труда вскрыть его за полминуты. Штирлиц торопливо начал перебирать папки и, наконец, откопал дело Кальтенбруннера. Русский разведчик начал быстро копировать, шурша листами. Закончив, он сунул папку назад в сейф и аккуратно закрыл всё, как было.
Вдруг зашуршал ключ в двери, Штирлиц спрятался за шторой. В кабинет вошёл Мюллер. Обергруппенфюрер не любил долго засиживаться на совещаниях в бункере Гитлера и сегодня ушёл пораньше. Насвистывая арию Мефистофеля из «Фауста», шеф гестапо открыл сейф и, достав дело Бормана, присел к камину.
За его спиной Штирлиц выскользнул из-за шторы и на цыпочках бесшумно покинул кабинет. Выйдя в коридор, русский разведчик осмотрелся по сторонам и направился в мужской туалет, где, по своему обыкновению, просмотрел добычу.
Дело было не очень толстым, так как Кальтенбруннер в Рейхе являлся фигурой загадочной и крайне неприятной. Если спросить кого из офицеров, с кем он предпочёл бы иметь дело — с Борманом или Кальтенбруннером, любой, ни секунды не задумываясь, выбрал бы Бормана, хотя всем было известно, какой он пакостный человек. Имя Кальтенбруннера вызвало у всех дрожь в коленках. Очень редко его лошадиная физиономия с гнилыми зубами появлялась на совещаниях у Фюрера, но каждое такое появление сопровождалось зловещими событиями после этого.
Даже звание и должность Кальтенбруннера были неизвестны сотрудникам Рейха. Но у Кальтенбруннера имелся свой штат агентов, шпионов, диверсантов и информаторов, которых в Рейхе называли обычно просто «людьми Кальтенбруннера». Людей Кальтенбруннера, как и их хозяина, все, кроме Штирлица, боялись.
В деле было главное, что искал Штирлиц, — адрес Кальтенбруннера. Русский разведчик уже хотел закрыть дело, но вдруг на последнем листе обнаружил важную информацию. Чёрным по белому на этом листе сообщалось, что Кальтенбруннер считает Штирлица русским шпионом, евреем, гомосексуалистом, а также колдуном-чернокнижником, способным с помощью ядовитых капель, изготовленных из мексиканских кактусов, сделать импотентом любого человека. По мнению Кальтенбруннера, Гитлера Штирлиц уже угостил подобными каплями. А теперь на очереди он, Кальтенбруннер. Не хотелось Кальтенбруннеру становиться импотентом, посему он задумал убрать Штирлица и даже поставил этот вопрос на совещании в бункере Гитлера.
«Странно! — подумал Штирлиц. — С чего они взяли, что я чернокнижник? У меня дома все книжки с красными обложками. И что самое главное, эти сволочи всё знали, но хоть бы один гад предупредил! Теперь понятно, почему они постоянно твердили «Что скажет по этому поводу Кальтенбруннер»! Скоты поганые! Фашисты!»
Как следовало из дела, первое покушение назначено на сегодня и должно произойти в ресторане, куда Штирлица заманит женщина — агент Кальтенбруннера, притворившаяся шлюхой.
В соседней кабинке, откуда вот уже минут пять слышались странные звуки, как будто некто вырезал ножом на двери неприличные слова, кто-то громко хрюкнул и спустил воду. Штирлиц выглянул в щель и увидел, как и предполагал, толстую спину Бормана. Вымыв руки с мылом, Борман украл кусок мыла, завернув его в бумажку и сунув в карман. Затем партайгеноссе весело пукнул и вышел из туалета.
— Свинья! — сказал Штирлиц вслед и тоже покинул туалет. На улице его ждал агент Купер. Шёл дождь, и Купер, промокнув до последней нитки, хлюпал носом.
— Ну как? — встретил он Штирлица.
— Дело в шляпе! — сказал русский разведчик и достал из фуражки добытое дело Кальтенбруннера.
Глава 7
Штирлиц в ресторане
Штирлиц и агент Купер подошли к ресторану в самый разгар подготовки покушения. Около ресторана была нездоровая суета, постоянно подъезжали похожие на жуков чёрные машины, туда-сюда сновали люди с какими-то свёртками.
— Штирлиц, — заметил агент Купер, — а не сменить ли вам свою внешность? Ведь люди Кальтенбруннера могут случайно прихлопнуть и вас.
— Ты думаешь, я этого так боюсь? — насупил брови Штирлиц.
— Нет, но у вас такое известное в этих краях лицо!
— Логично, — сказал русский разведчик. — Но как мне изменить моё известное в этих краях лицо? Фингал поставить под глаз?
— Это легко, — Купер достал из небольшого чемоданчика, с которым не расставался, крем в тюбике. — Намажьте щёки, господин штандартенфюрер!
Штирлиц намазался кремом, и тут же на его лице выросла окладистая бородка и усики.
— Забавно, — Штирлиц ощупал лицо. Купер протянул ему зеркало. — С бородой я стал похож на еврея. Но, Купер, в Рейхе военные не ходят с бородами!
— А вы наденьте ещё тёмные очки, — посоветовал Купер. — Будете похожи на слепого штандартенфюрера, который не может бриться.
— А ты будешь моей собакой-поводырём? — съязвил Штирлиц. — У тебя есть такой крем, чтобы стать собакой? Сбривай бороду на фиг!
Купер вздохнул и достал ещё один тюбик. Штирлиц намазался, и волосы на щеках и подбородке опали.
— Может, хоть налысо побреете голову? — с надеждой спросил Купер. — Узнают ведь...
— Купер! Лысым я буду похож на Бормана, а это ещё хуже, чем на еврея! Пошли в ресторан. Приготовь свой распылитель!
Они прошли мимо швейцара, который, увидев Штирлица, сделал вид, что его не заметил.
В вестибюле толпились люди Кальтенбруннера. Шёл жаркий спор.
— А я говорю, что надо установить пулемёт в оркестровой яме! — надрывался один. — Штирлиц войдёт, сядет за столик, а мы по нему из крупнокалиберного!
— Дурак! — азартно возражал другой. — Надо усадить снайпера на люстру. Он тщательно прицелится и попадет Штирлицу в глаз!
— Вы оба дураки! — кричал третий. — Гранатой надо, гранатой! Причем, советской! Лимонкой!
Снайперы сидели у вешалки. Опираясь на свои длинноствольные ружья с оптическими прицелами, они обсуждали, какой орден дадут тому, кто уберет Штирлица.
Когда Штирлиц вошёл в дверь, шум в вестибюле резко стих.
— Что, ребята? — доброжелательно прищурился русский разведчик. — Ждём кого- нибудь?
— Ж-ждём, господин штандартенфюрер, — запинаясь произнёс один из людей Кальтенбруннера.
— Случайно, не меня?
— Вас, господин штандартенфюрер.
— Ну, вот и я! — объявил разведчик.
Люди Кальтенбруннера спохватились и приготовились открыть пальбу. Но выстрелить никто, кроме Купера, не успел. Агент Великой Империи повёл дулом распылителя, и Кальтенбруннер потерял многих своих агентов. Вестибюль опустел. Причем, никто из зала, где играла музыка, этого не заметил.
— Эффективно, — одобрил Штирлиц. — Зайдём внутрь?
— Если внутри есть люди Кальтенбруннера, — заметил агент Купер, — мы не сможем их так просто убрать, иначе посторонние увидят наше оружие из будущего.
— Ладно, — сказал Штирлиц. — Если они там есть, я их сам из пистолета перестреляю.
Русский разведчик заглянул в зал. Было ещё рано, но за столиками уже сидели редкие посетители. Штирлиц узнал одного гестаповца.
— Эй, Ганс! — позвал он.
— А, Штирлиц! — обрадовался Ганс, подходя к двери. — Тебя ещё не убили?
— С какой стати? — Штирлиц пожал плечами, а гестаповец замялся. — Скажи, Ганс, люди Кальтенбруннера в зале есть?
— Были где-то, — Ганс махнул рукой. — Бегали тут по залу, выясняли, за каким столиком ты обычно сидишь. А потом они вышли в вестибюль. Штирлиц, ты что, их всех умочил?
— Нет, — честно ответил Штирлиц, который не любил присваивать себе чужие заслуги, а людей Кальтенбруннера ликвидировал агент Купер.
— Значит, как только ты появился, они обделались и сбежали!
— Это точно, — гордо сказал Штирлиц. — Ну, ладно, Ганс, мне пора.
— Не посидишь, не выпьешь?
— Я попозже загляну, — Штирлиц вернулся к Куперу, и они, выйдя из ресторана, перешли на другую сторону улицы.
К ресторану подходил настоящий Штирлиц. Его лицо было хмуро, руки — в карманах.
— Штирлиц! — позвал русского разведчика развратный женский голос, и от группы курящих на углу женщин отделилась одна с высокой прической. — А не в ресторан ли ты идешь?
— Пойдём, — галантный Штирлиц взял даму под руку.
— Слушай, Купер, — спросил Штирлиц из будущего. — А она не выстрелит в меня во время обеда?
— Распылить её? — предложил Купер.
— Войди в ресторан, проследи, — сказал русский разведчик. — Если она начнёт что- либо предпринимать против Штирлица, тогда ликвидируй. А можешь и так ликвидировать, когда драка начнётся. Чем меньше агентов останется у Кальтенбруннера, тем лучше. Я тебя подожду в пивной напротив.
— Есть! — Купер козырнул и бросился в ресторан. Впереди него в ресторан вошёл мускулистый мужчина с квадратным лицом и в полосатом костюме, который дал на чай швейцару пять долларов. Купер ничего не дал швейцару, и тот посмотрел ему вслед с нескрываемым презрением.
Штирлиц развернулся и пошёл в находящуюся неподалеку пивную, где сел у окошка и, заказав пива, начал смотреть на ресторан.
В ресторане послышались крики, стрельба, женский визг. С грохотом обрушилась люстра. Из дверей, оттолкнув швейцара, выскочил разгоряченный агент Купер. Вбежав в пивную, он плюхнулся на стул рядом со Штирлицем.
— Когда вы вмазали официанту кастетом, — доложил он, — эта шлюха достала маленький пистолетик.
— И что?
— Я её того... В общем, нет её больше. Никто ничего не заметил. Даже вы.
— Молодец! — похвалил Штирлиц непонятно кого, Купера или себя.
К ресторану, сверкая разноцветными мигалками, подъехали полицейские машины, и всех забрали.
— Отлично, — сказал Штирлиц, когда полицейские увезли арестованных.
— Купер, теперь тебе надо проникнуть в дом Кальтенбруннера и установить там твои подслушивающие устройства.
— И подглядывающие, — добавил Купер.
— А я пока посижу, пожалуй, в «Трёх поросятах». Всё равно Штирлиц сидит сейчас в полицейском участке, следовательно встреча нам не грозит.
Глава 8
Жучки для Кальтенбруннера
В подворотне около дома Кальтенбруннера агент Купер остановился. Конечно же, дом охраняли. Дюжие охранники с автоматами наперевес стояли по бокам от массивных дверей. Несколько охранников прогуливались вокруг дома, высматривая подозрительных личностей. Купер не сомневался, что и в доме тоже на каждом углу стоит охранник. Кальтенбруннер очень заботился о своём здоровье.
Агент Купер усмехнулся. Что такое охрана двадцатого века против агента тридцатого? Он открыл свой чемоданчик и достал бутылку аэрозоли. Это была специальная смесь, на некоторое время делающая человека невидимым для окружающих. Его, правда, можно было легко увидеть в рентгентовые очки, но здесь такие очки ещё не изобретены. Купер щедро побрызгал на себя аэрозолью и исчез. Вместе с ним исчез его чемоданчик.
К подъезду подкатила машина, из неё вылез офицер с папкой под мышкой.
— Секретное донесение господину Кальтенбруннеру! — объявил он охранникам, помахав папкой. Те расступились, и офицер вошёл в дом. Вслед за ним проскользнул невидимый агент Купер. Офицер, видимо, знал, куда идти, и двигался твёрдым уверенным шагом по лабиринту коридоров, бросая время от времени одну и ту же фразу встречным охранникам:
— Секретное донесение господину Кальтенбруннеру!
Перед дверью с надписью «Кабинет» он остановился, поправил фуражку, застегнул воротничок и постучался.
— Войдите! — раздался резкий неприятный голос из-за двери.
Офицер вошёл. Кальтенбруннер стоял у полки с книгами и перелистывал томик Ницше.
— Вот ведь урод! — потрясая книгой, обратился он к офицеру.
Офицер принял фразу на свой счёт и пробормотал:
— Извините...
— Нет, послушай, что он пишет: «Каков бы ты ни был, служи себе самому источником опыта»! Что скажешь? Это значит, надо учиться только на своих ошибках, а на чужой опыт не обращать внимания. Нет, это явно урод! И таких сентенций у него — на несколько толстых томов! А у тебя что?
— Донесение! — отрапортовал офицер и протянул пакет.
Кальтенбруннер, злобно поблескивая выпученными глазами, вскрыл сургучную печать и начал читать. По мере чтения лицо Кальтенбруннера побагровело от ярости. — Что значит, покушение сорвалось? Куда исчезли мои люди из ресторана?
— Не могу знать! — выкрикнул офицер, который, действительно, ничего не знал.
Кальтенбруннер прошёлся по кабинету из угла в угол, разрывая донесение на мелкие кусочки и разбрасывая их по персидскому ковру. В этот момент он был настолько похож на лошадь, что, казалось, заржёт!
— Идиоты, уроды, кретины! — изрыгал он. — Провалили такой план, и сами черт знает куда провалились! О! — вдруг остановился он. — Ведь у Штирлица завтра день рождения!
— Так точно! — офицер тоже выпучил глаза.
— Я слышал, он его собирается отмечать на даче. Тут-то мы его и прищучим!
— Так точно!
Кальтенбруннер выскочил из кабинета и побежал отдавать распоряжения о новом покушении. Офицер, довольный, что его не расстреляли, а Кальтенбруннер обычно расстреливал тех, кто приносил ему плохие новости, последовал за ним.
Невидимый Купер быстро и профессионально разместил по кабинету микроскопические видеокамеры и микрофоны.
— Теперь мы будем в курсе всего, что здесь происходит, — порадовался он и покинул кабинет Кальтенбруннера.
Глава 9
День рождения штандартенфюрера СС фон Штирлица
Штирлиц подошёл к стоящему на улице автомобилю и булавкой открыл дверь.
— Садись, Купер, — пригласил он. — Моя дача далеко, не пешком же топать!
— Какое примитивное средство передвижения, — брезгливо молвил агент Купер, в то время как Штирлиц заводил машину. Мотор прокашлялся и нехотя заурчал. Запахло бензином.
Через полчаса они остановились на высоком холме неподалеку от дачи Штирлица. Агент Купер вышел из машины и начал осматривать окрестности в рентгентовый бинокль, который позволял смотреть даже сквозь стены.
— Вижу людей в чёрной форме, — доложил он.
— Это эсэсовцы. Идиот Шелленберг неизвестно зачем приказал окружить дачу, чтобы, видишь ли, застать меня врасплох.
— Их много. Сидят на деревьях, в кустах, двое — на крыше. У входа стоит автобус.
— На нём пастор Шлаг привёз женщин, — пояснил Штирлиц. — Среди них была парочка неплохих экземпляров. Из одной Мюллер потом сделал себе экономку. У неё была роскошная грудь. Как две казахстанских дыни! Ты пробовал казахстанские дыни?
— Вижу вас. Рядом какой-то толстяк в длинной чёрной одежде.
— Это пастор Шлаг.
— Вы держите в руках бутылку шампанского.
— Да, — сказал Штирлиц, закуривая. — Сейчас появится бронетранспортёр с верхушкой Рейха. Козлы! Представляешь, они увели на складе новенький с иголочки бронетранспортёр и подарили мне на день рождения. Гиммлер ограбил свой собственный склад, а потом хотел свалить на меня. Вот, мол, у Штирлица на даче стоит бронетранспортёр со склада, значит, и всё остальное он украл! — Штирлиц рассмеялся. — Но они опоздали. Не так-то просто подставить Штирлица! Я к тому времени уже загнал этот бронетранспортёр одному арабскому шейху!
— Появился бронетранспортёр! — объявил Купер. — О, Штирлиц, вижу отряд людей в пятнистой форме защитного цвета. Они сливаются с деревьями и кустарником и незаметно двигаются к даче. Десять человек.
— Это они! — обрадовался Штирлиц, тоже вылезая из машины. — Люди Кальтенбруннера! Его лучшие, натренированные диверсанты! Пошли, Купер.
Они бросили краденный автомобиль на холме и побежали к даче. Купер на ходу приготовил распылитель, а Штирлиц надел кастет, который на самом деле был лазерным мечом.
На даче уже начинался пир. Офицеры Рейха с радостными воплями рассаживались за столом и обнимали женщин, которых привёз для Штирлица пастор Шлаг.
Агенты Кальтенбруннера по-пластунски подползли к дому. Самый главный обмотал руку полотенцем и локтем разбил стекло. Открыв защёлки окна, диверсанты один за другим скрылись в доме.
— Двое — в туалет! — скомандовал главный, прикручивая глушитель к пистолету. — Двое — на кухню, двое — в спальню, спрячьтесь под кровать. Кто-нибудь да умочит этого русского шпиона!
Сам главный с тремя диверсантами двинулся к залу, где был накрыт стол.
В зале царило оживленное веселье. Инициированная Борманом, который подложил кнопку Шелленбергу, началась драка между Гиммлером, Герингом и Геббельсом. Пьяный адъютант Гиммлера Фриц пил со Штирлицем на брудершафт, приговаривая:
— Я восхищаюсь вами, господин штандартенфюрер! Вы — мой идеал контрразведчика!
Главный диверсант гадко ухмыльнулся и прицелился в Штирлица из пистолета. Вдруг кто-то тронул его сзади за плечо:
— Подожди, приятель!
Диверсант оглянулся и от неожиданности выронил пистолет. Его люди куда-то исчезли, а перед ним стоял улыбающийся Штирлиц с кастетом на правой руке. Диверсант глянул в зал. Там тоже сидел Штирлиц, которому Мюллер наливал стопочку коньяка. У диверсанта поехало перед глазами и с глупой мыслью — «Близнецы!» — он сполз по стене.
— Эй, эй! — вскричал Штирлиц. — Не умирай пока! Мы потом тебя сами убьём! А сейчас скажи, вас было десять, где остальные?
— Двое — в спальне, — заплетающимся языком прошептал диверсант. — Двое — на кухне, двое — в туалете...
— Купер, убери этого козла, — скомандовал Штирлиц. Агент Купер тут же распылил диверсанта на атомы. Затем они прошлись на кухню, в спальню и в туалет, где сделали то же самое с оставшимися людьми Кальтенбруннера.
— Неплохо сработано, — молвил Штирлиц в туалете. — Теперь можно уматывать, вот только я схожу по-большому, раз уж мы в сортире.
— Штирлиц, сюда может войти настоящий Штирлиц, — заметил агент Купер. — Давайте, перейдём на всякий случай в женский туалет?
— Хорошо, — не стал спорить Штирлиц. — Тем более, что тут кончилась туалетная бумага.
Они вышли из мужского туалета и зашли в женский. Только за ними закрылась дверь, как в коридоре появился настоящий Штирлиц, который направлялся в туалет, где он прятал рацию. Штирлиц хотел послать радиограмму в Центр. За русским разведчиком, скрываясь, полз английский агент, переодетый в женщину. Англичанин давно уже следил за Штирлицем и мечтал завербовать его в «Интеллижент сервис», и, наконец, он подобрался к Штирлицу так близко, как только возможно. Агент приник ухом к двери туалета и включил на запись магнитофон.
Через некоторое время Штирлиц, которому так и не удалось связаться с Центром, вышел из туалета, ударив английского агента дверью по носу. Стеная от боли, английский агент в свою очередь вполз в туалет.
Затем в коридоре появился потный Борман. Партайгеноссе зашёл в мужской туалет и отпрянул, наткнувшись на переодетого женщиной английского агента, который пил портвейн, забытый Штирлицем.
— П-пардон, мадам, — сказал Борман и, решив, что у Штирлица перепутаны таблички на дверях туалетов, зашёл в женский.
Раздался визг, громкий звук пощечины, и Борман вылетел из туалета с отпечатком ладони на правой щеке, не успев даже сообразить, кто его ударил.
«Левша», — подумал Борман и, обиженно сопя, пошёл в сад.
— Ловко ты его, — похвалил Штирлиц. — И завизжал очень натурально!
— Это я, чтобы женщину изобразить, — агент Купер потёр ушибленную левую руку и взглянул на Штирлица. — Туалет-то женский!
Штирлиц мыл руки и насвистывал «Прощание славянки».
— Ну, пошли, — сказал русский разведчик, выключая воду.
— Кстати, Штирлиц, — заметил Купер, следуя за разведчиком, — если день рождения у местного Штирлица, то и у вас тоже. Поздравляю!
— Спасибо, дружище, — Штирлиц пожал Куперу руку. — Я и забыл.
И они покинули дачу, где перепившиеся гости уже спали, а Штирлиц сидел у камина и при свете торшера в который раз перечитывал любимые строки русского поэта Есенина.
Глава 10
Засада этажом выше
— Это безобразие! — гремел Кальтенбруннер. — Десять человек, десять самых натренированных диверсантов не в состоянии убрать какого-то паршивого Штирлица!
Люди Кальтенбруннера, которых он собрал для проработки в своём кабинете, смущённо молчали.
— И главное, мало того, что не убрали Штирлица, но ещё и сами исчезли в неизвестном направлении!
— Может быть, — робко сказал один из людей Кальтенбруннера, — они, провалив дело, испугались вашего гнева и уехали из страны?
— Правильно испугались! — вскричал Кальтенбруннер. — Я б их расстрелял на месте из крупнокалиберного пулемета. Я бы их повесил вверх ногами и отрубил их глупые головы! Я бы разнёс их на мелкие кусочки из фауст-патрона! Идиоты! Десять уродов не справились с одним кретином!
— Похоже, «идиоты», «уроды» и «кретины» — это любимые слова этого господина, — заметил агент Купер, наблюдая со Штирлицем эту сцену на портативном экране, встроенном в его чемоданчик. — А по-моему, он сам — идиот, урод и кретин.
— Ты прав, — согласился Штирлиц. — Странно, что в Рейхе его считают одним из самых умных и дальновидных офицеров.
— Это показатель общего уровня ума в Рейхе, — сказал Купер.
Тем временем Кальтенбруннер излагал своим сотрудникам новый план.
— Надо устроить засаду у него в доме. Для этого необходимо дождаться, когда он выйдет, засесть на лестничной площадке этажом выше его квартиры и, когда Штирлиц будет возвращаться, закидать сверху гранатами. Это мой гениальный план. Если вы и его провалите, всех расстреляю три раза!
Кальтенбруннер остановился перед одним из своих агентов. Это был его лучший агент по имени Клаус. Этот агент выполнял задания своего хозяина в Испании, Алжире, Советском Союзе. Санта-Клаусом прозвали его друзья-диверсанты за то, что каждое дело этого агента было настоящим «подарком» для врагов Рейха и Кальтенбруннера!
— Уж ты-то меня не подведешь, Клаус? — спросил Кальтенбруннер. — Ты мой самый классный агент! Надеюсь, хоть ты не исчезнешь даже при провале!
— Так точно! — воскликнул Санта-Клаус, преданно пожирая глазами начальника.
— Устрой этому козлу Штирлицу отличную засаду!
— Так точно!
— Что ж, — сказал агент Купер, закрывая чемодан. — А мы, пожалуй, устроим засаду на их засаду.
Через час они были в доме, где жил настоящий Штирлиц. Поднявшись на этаж выше своего, Штирлиц расположился на широком подоконнике, поставив рядом с собой сумку с несколькими бутылками пива, купленного по дороге. О край подоконника русский разведчик открыл бутылку, пиво вспенилось и полилось на пол. Штирлиц приложился к горлышку и, блаженно зажмурившись, с наслаждением выпил полбутылки.
«Нет, что бы вы не говорили, — вспомнил он слова господина Мюллера, — а баварское пиво в три раза лучше жигулевского!»
Чёрт побери! Он бы сейчас не отказался попробовать жигулевского, чтобы освежить в памяти его вкус. «Вкус Родины, — подумал Штирлиц, — это вкус пива, которое на этой Родине пьют!»
— Штирлиц, — позвал агент Купер, который смотрел на дверь квартиры Штирлица в лестничный проём. — Вы вышли из квартиры с рюкзаком пустых бутылок.
На лестнице послышался характерный звон и слова песни «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», которую настоящий Штирлиц невнятно напевал себе под нос.
— За пивом пошёл, — сказал Штирлиц. — Я быстро вернусь, в Германии почему-то никогда не было очередей.
— Значит, сейчас появятся люди Кальтенбруннера.
— Мы ждём, — лаконично ответил Штирлиц и открыл новую бутылку.
Хлопнула входная дверь, послышались голоса. Агент Купер приготовил распылитель, сняв его с предохранителя. Но это были всего лишь подростки. Трое светловолосых юнцов, совсем ещё зеленых, с нашивками «Гитлерюгенда» на рукавах. Этакие молоденькие фашистики. Истинные арийцы с голубыми глазами. И с ними симпатичная девушка лет семнадцати. Подобно Штирлицу, подростки расположились на подоконнике двумя этажами ниже, один забренчал на гитаре, двое других откупорили бутылку дешёвого портвейна и разлили по картонным стаканчикам. Гитарист рассказал похабный анекдот, парни весело заржали, а девушка покраснела и глупо захихикала.
— Чёрт! — в сердцах молвил Купер, убирая свое смертоносное оружие.
— Это какие-то дети.
— Это не дети, Купер. Это — пионеры, — сказал Штирлиц. — Фашисты всё содрали с Советского Союза. Их гестапо — это слабый аналог нашего НКВД, концлагеря — полностью как у нас, только погода потеплее, «Гитлерюгенд» — один в один пионерская организация имени Владимира Ильича Ленина...
Дверь в подъезд опять хлопнула. На этот раз раздался топот подкованных сапог. Это были люди Кальтенбруннера. Штирлиц открыл ещё бутылку, Купер снова приготовил распылитель.
Людей Кальтенбруннера было пятеро. Четверо тащили тяжеленный ящик с гранатами, а лучший агент Кальтенбруннера Санта-Клаус нёс большой ручной пулемёт.
— Уважают они вас, — усмехнулся агент Купер. — Несут ящик гранат туда, где хватило бы одной, да ещё и пулемётик прихватили, вдруг вы после ящика гранат уцелеете!
— Им не поможет ни одна граната, ни ящик гранат, ни пулемёт, — равнодушно сказал Штирлиц, пьющий пиво. — Пусть хоть фауст-патрон притащат!
— Папаша! — обратился один из подростков к человеку с пулемётом. — Закурить не найдётся?
— Заткнись, ублюдок! — злобно бросил Санта-Клаус, показывая пареньку огромный волосатый кулак. — А то будешь иметь дело с Кальтенбруннером!
Парень предусмотрительно последовал совету и заткнулся.
Люди Кальтенбруннера прошли мимо квартиры Штирлица и, тяжело дыша, начали подниматься на этаж, где их уже поджидал агент Купер.
— Привет, ребята! — весело поздоровался Штирлиц. — Закурить не найдётся?
Люди Кальтенбруннера от неожиданности уронили ящик и застыли с раскрытыми ртами.
«Чего с ними разговаривать?» — подумал Купер и нажал на курок. Люди Кальтенбруннера, включая Санта-Клауса, на которого так надеялся господин Кальтенбруннер, исчезли, как не было, остался только ящик с гранатами. Штирлиц слез с подоконника, взял одну гранату и подкинул на ладони.
— Наши, — сказал он. — Советские. Гранаты системы «Ф-1», в просторечии — лимонки. Самая надежная штука. Радиус разлёта осколков — двести метров. Купер, захватим ящичек с собой в будущее?
— Зачем он нам нужен? У нас есть гораздо более эффективное оружие!
— Ну, мало ли, — Штирлиц положил гранату в карман. — Лишний ящик хороших гранат ещё никому не мешал. Захватим, а?
— Только если вы сами его понесёте, — согласился агент Купер.
— Да? — Штирлиц призадумался. — Тогда фиг с ним. Распыляй.
Купер уничтожил ящик и убрал распылитель.
Опять хлопнула дверь и чей-то радостный голос воскликнул:
— Вот в этом подъезде и живёт мой друг Штирлиц! С ним-то мы и выпьем нашу бутылочку коньяка! Если, конечно, люди Кальтенбруннера его ещё не убрали.
— А он правда русский шпион? — робко спросил женский голос.
— О! Он такой крутой, что может быть чьим угодно шпионом, не только русским, но и своим собственным! — радостный голос заржал. — Представляешь, шпионить не для какой-то страны, а для себя лично!
— Это Айсман, — улыбнулся Штирлиц. — Болтун. Старая халява! А ведь я, действительно, занимался разведкой для себя лично, а не для кого-то там! Просто мне это нравилось!
— Эй, папаша! — остановил Айсмана подросток на подоконнике. — Закурить не найдётся?
— Ты кого папашей назвал, засранец? — доброжелательно отозвался Айсман. — Давно в гестапо не попадал? Смотри у меня!
Айсман с двумя накрашенными красотками подошёл к двери Штирлица и нажал на кнопку звонка. Не получив ответа, Айсман посверкал единственным глазом и, достав связку отмычек, открыл дверь.
— Прошу! — повел он рукой. — Чувствуйте себя, как дома, но не забывайте, что вы в гостях!
И, снова заржав, Айсман закрыл за собой дверь.
— Это ваш друг? — поинтересовался Купер.
Штирлиц задумался.
— Ну, можно сказать, что и друг, — наконец молвил он. — Мы с ним не один пуд соли съели. И не один литр пива выпили. Последний раз я его видел на Канарских островах, где он, разбогатев, купил трёхэтажную виллу.
Снова стукнула дверь. В подъезд вошёл настоящий Штирлиц с рюкзаком, полным бутылками пива. Приклеив окурок «Беломора» к облупленной стене, русский разведчик начал неторопливо подниматься по лестнице.
— Папаша! Закурить не найдется! — привычно потребовал подросток из «Гитлерюгенда».
Штирлиц остановился и протянул юному фашисту папиросу.
— А теперь спичку! — скомандовал юнец, обрадованный, что на этот раз его не послали.
Штирлиц терпеливо протянул коробок.
Обнаглевший юнец прикурил и, выпендриваясь перед девчонкой, снова спросил:
— А что у тебя в рюкзаке?
— Пиво.
— Снимай рюкзак!
— Слушайте, Штирлиц, — спросил агент Купер у Штирлица. — Как вы терпите, они же нарываются?
— Ты думаешь, я терплю? — улыбнулся Штирлиц и глянул сверху на самого себя. — Сейчас...
— Долго ещё ждать? — наглел парнишка, пока Штирлиц из прошлого всё так же неторопливо снимал рюкзак.
Русский разведчик отвесил нахалу звонкую оплеуху и сшиб с подоконника. Затем подхватил за шкирку и мощным пинком отправил вниз по ступенькам. Двое других испуганно бросились вверх по лестнице, но Штирлиц успел их схватить за одежду. Стукнув подростков лбами, Штирлиц повторил ту же процедуру, что и с первым негодяем. Подростки скатились по ступенькам и, открыв дверь головой, вылетели на улицу.
— Сколько лет? — поинтересовался русский разведчик у девушки.
— Семнадцать...
— Пиво будешь? Пошли.
И настоящий Штирлиц вместе с девушкой скрылся в своей квартире, откуда слышался женский смех и голос Айсмана, рассказывающий анекдоты.
— Что ж, — сказал Штирлиц из будущего, — на сегодня дело сделано. Пойдём пить пиво в «Три поросёнка».
— А Штирлиц с Айсманом туда не заявятся?
— Нет! Мы с Айсманом сейчас поедем на футбол, там произойдёт небольшая драка, меня заберут в полицию, а потом отправят в психиатрическую лечебницу.
— Вас в лечебницу? Вы что, с ума сойдёте?
— По ошибке, — пояснил Штирлиц. — Глупые полицейские не поверят, что я — Штирлиц, решат, что у меня мания величия. Ну, и отправят в дурдом. А в дурдоме было классно! Там я пообщался с такой симпатичненькой медсестрой...
— А на футболе с вами ничего не произойдет? Вдруг Кальтенбруннер туда пошлёт своих людей?
— Да нет, мы же на футбол поедем стихийно, никто об этом и знать-то не будет.
— А во время матча? Пока команды будут играть, агенты Кальтенбруннера могут ему доложить о вас, он пошлёт своих людей.
— Не успеют доложить, — Штирлиц махнул рукой. — Не так уж долго будут играть команды. Я забью гол, а потом нас быстро скрутят и отправят в полицию.
— А в этом дурдоме не может случиться покушения?
— В дурдоме? — задумался Штирлиц. — Знаешь, Купер, помнится, там был один Кальтенбруннер...
— Так надо его посетить!
— Посетим, — согласился русский разведчик. — Но время у нас есть, давай, пообедаем в «Трёх поросятах»!
И агенты из будущего направились в кабачок «Три поросёнка».
Глава 11
Несколько размышлений о природе времени
— Знаешь, Купер, — задумчиво сказал Штирлиц, когда они на очередной машине, украденной Штирлицем, ехали к психиатрической лечебнице имени Второго съезда НСДАП. — Очень странно, но я не помню, чтобы профессор Плейшнер подходил ко мне в сорок третьем году и рассказывал о заговоре Кальтенбруннера. Ведь ты сказал, что если бы мы сюда не прилетели, то настоящий Штирлиц узнал бы об этом. А настоящим Штирлицем был в своё время я. Получается, что и в моё время уже прилетали Штирлиц с Купером, которые спасали меня от козней Кальтенбруннера?
— Время — это загадочная субстанция, — покачал головой агент Купер. — Вполне возможно, из-за нашего прилёта изменилось будущее, а значит и вы. И в результате, вы просто не помните, что профессор Плейшнер вас предупреждал.
— Значит, по-твоему, я бы об этом должен был помнить, когда вы только-только оживили меня?
— Вероятно, да. А, прилетев сюда, вы сами будущее изменили и больше таких воспоминаний у вас нет.
— Но я же точно помню, что я ничего подобного не помнил. Иначе бы я сюда не полетел, дабы не подвергать себя в прошлом опасности.
— Всё это весьма запутанно, Штирлиц, — агент Купер зачем-то покрутил пальцем у виска. — Я вас предупреждал об опасностях путешествия во времени. Недаром, первый указ, который издал Великий Император после изобретения машины времени, был указ о запрещении путешествий в прошлое.
— Нет, — упрямо заявил русский разведчик. — Я бы такого предупреждения не забыл. Значит, было предопределено, что мы из будущего прибудем в прошлое.
— Вы хотите сказать, что всё предопределено? — спросил Купер.
— Ну да. По-моему, все изменения, которые могут произвести люди из будущего, уже и так были. То есть Штирлиц и Купер уже прилетали и спасали Штирлица из прошлого, поэтому Штирлиц из прошлого, то есть я, оживлённый вами в будущем, и не помнил никаких предупреждений, из-за чего и полетел без особых раздумий в прошлое.
— Быть этого не может, — воскликнул Купер.
— Всё может быть, — возразил Штирлиц, — кроме того, чего уж совсем не может быть...
Глава 12
В дурдоме всё спокойно!
Они подъехали ко входу в дурдом. Психиатрическая лечебница была окружена высоким забором, по верху забора красивым орнаментом вилась колючая проволока. Вход в лечебницу представлял из себя железные ворота, около которых в стеклянной будке сидели три охранника.
— Охрана, — сказал Штирлиц. — Так просто нас не пропустят. Придётся дать им по голове, связать и сунуть в рот кляп.
— Зачем? — возразил агент Купер. — Не проще ли перелезть через забор?
— Колючая проволока! — указал Штирлиц рукой в сторону забора.
— Разве это проблема?
Штирлиц вспомнил, что они агенты из будущего.
— Ах, да, действительно! А тогда зачем перелезать через забор, если можно распылить в нем дырку?
— Тоже верно, — согласился Купер.
Они вылезли из машины, прошли вдоль забора и выбрали место, где вплотную к забору росли кусты. Купер аккуратно проделал дырку, и приятели проникли на территорию психиатрической лечебницы. Кусты за ними сомкнулись, скрыв дыру от нескромных взглядов снаружи.
— Как вы думаете, изначального Штирлица уже привезли?
— Наверняка, — ответил Штирлиц. — Насколько я помню, меня привезли в больницу ещё засветло. А сейчас уже стемнело. В это время мы уже играли с Фюрерами в преферанс. Знатную расписали пулю. Я их обул на двадцать три марки! — похвастался он.
— Что ж, — вздохнул агент Купер, — надо стараться не наткнуться на господина штандартенфюрера.
— По-моему, в дурдоме нам этого можно не опасаться. Ну, примут ещё за одного сумасшедшего Штирлица! У них Наполеонов и Бонапартов было штук двадцать, так почему бы не быть двум Штирлицам?
— И одному агенту Куперу, — добавил Купер.
Они проникли в здание лечебницы. В коридорах было сумрачно и тихо. Пахло лекарствами.
— Интересно, где у них лежит Кальтенбруннер? — шепотом спросил агент Купер.
— Сейчас поймаем кого-нибудь и спросим, — сказал Штирлиц и постучал в первую попавшуюся комнату. Из комнаты выглянул небритый мужик невысокого роста с длинными волосами, завязанными сзади в косичку.
— Ты кто? — строго спросил Штирлиц.
— Наполеон Бонапарт, император Франции, — заявил мужик и надел треуголку.
— Штирлиц, — представился русский разведчик. — Будем знакомы.
— Наслышан, — Бонапарт уважительно наклонил голову. — Я бы вас сделал в своей армии генералом! Немцы вас не ценят.
— Слушай, Бонапарт, не подскажешь, в какой палате лежит Кальтенбруннер?
— Кальтенбруннер? — Наполеон задумчиво поковырял в носу, а потом заложил руку за отворот пижамы. — В четырнадцатой!
— Спасибо, Бонапарт, — Штирлиц и Купер пошли по коридору, рассматривая номерочки на дверях. Император Франции долго смотрел им вслед, затем вернулся в свою палату, где на кроватях храпели ещё три Бонапарта, и сел к круглому зеркалу, стоящему на столе.
— Чёрт побери, — сказал он своему отражению. — Кто я такой? Какой-то Наполеон! Хочу быть Штирлицем!
Император взял ножницы, отрезал свою косичку и показал зеркалу язык. Затем начал будить своих соседей по палате и кричать:
— Я — Штирлиц!
Один за другим Бонапарты просыпались и с завистью смотрели на своего коллегу, который выбился в Штирлицы.
— А нам можно? — робко спросил один.
— Почему нет? — удивился новоявленный Штирлиц. — Чем больше Штирлицев, тем лучше. Надо и другим Бонапартам сказать, пусть Штирлицами становятся! В футбол будем играть!
Наконец, Штирлиц и агент Купер остановились около четырнадцатой палаты.
— Здесь, — сказал Штирлиц.
— Как будем действовать? — спросил Купер. — Он ведь, наверно, не один живёт? Перебудим тут психов, шум поднимется...
Вдруг из тринадцатой палаты, которая располагалась рядом, вышел Фюрер. Вышел и остолбенел. Он только что играл со Штирлицем в преферанс в своей палате, и вдруг Штирлиц стоит в коридоре!
«Это колдовство!» — подумал Фюрер с суеверным восторгом и заглянул назад, в палату. Штирлиц сидел за столом и старательно играл мизер. Фюрер обернулся. Штирлиц стоял в коридоре напротив двери Кальтенбруннера.
«Раздвоился! — решил Фюрер. — Колдовство!»
— Эй, Фюрер, — позвал Штирлиц. — Будь другом, вызови к коридор Кальтенбруннера.
— Штирлиц, — с почтением произнес Фюрер. — Я с господином Кальтенбруннером в ссоре. Этот гад украл у меня французский порнографический журнал, а в нём были такие интересные фотографии. Знаешь ли, на одной там была блондинка в черных ажурных чулочках...
— Это, конечно, интересно, — прервал его Штирлиц. — Вызови этого гада, а мы у него отберём твой журнал.
— Правда? — недоверчиво спросил Фюрер. — Доктор Швацц тоже обещал вернуть мне журнал, а не вернул.
— Швацц? — удивился агент Купер.
Штирлиц хлопнул себя по лбу.
— Вспомнил, почему мне была знакома физиономия вашего профессора Швацца! Он один в один похож на доктора из этой лечебницы!
— Наверно, — предположил агент Купер, — наш профессор — это потомок местного Швацца.
— Вполне вероятно. Слушай, Фюрер, я тебя когда-нибудь обманывал?
— Нет, — помотал головой Фюрер.
— Тогда вызывай! Журнал будет твой!
— Ладно, — сказал Фюрер и взялся за ручку четырнадцатого номера.
— Только тихо, соседей не разбуди, — предупредил Штирлиц.
— А Кальтенбруннер один живет! У него такой мерзкий характер, с ним никто жить не желает!
— Ах, один! — воскликнул Штирлиц, открывая дверь ногой. — Тогда не надо вызывать, мы сами войдём!
Штирлиц и агент Купер вошли в палату. Кальтенбруннер сидел на кровати в красных семейных трусах со свастиками в белых кружочках. Увлеченно сопя, Кальтенбруннер разглядывал картинки в журнале Фюрера.
— Кальтенбруннер! Смирно! — скомандовал Штирлиц.
Кальтенбруннер испуганно вскочил и вытянул руки по швам. Штирлиц подошёл к кровати и взял с подушки журнал.
— Это твой журнал? — строго спросил он. — Не твой! Так какого хрена ты его захапал? Обидел моего друга Фюрера!
Фюрер в дверях хлюпнул носом. Штирлиц кинул ему журнал, Фюрер тут же раскрыл его посередине и радостно осклабился:
— Вот она, моя любимая блондиночка! Спасибо, Штирлиц!
— Кальтенбруннер!
— Я!
— Тебе не стыдно?
Кальтенбруннер молча уставился на Штирлица преданными глазами. Штирлиц поднёс к его носу внушительный кулак.
— Будешь обижать Фюрера, дам в морду! Понял?
Кальтенбруннер кивнул.
— Скажи мне, Кальтенбруннер, говорят, ты на меня покушение готовишь?
— Я? — удивился Кальтенбруннер, выходя из оцепенения. — А что, может и готовлю! Я такой! Я вредный парень!
Штирлиц снова поднёс к носу Кальтенбруннера свой крепкий кулак.
— А это видел?
— Видел, — сознался Кальтенбруннер. — Вы только что показывали, когда Фюрера защищали...
— Может, тебя убить? — предложил Штирлиц. — Или есть другие предложения?
Кальтенбруннер втянул голову в плечи.
— Я больше не буду! — плаксиво протянул он, раскатывая губы. — И вообще, не хочу больше быть Кальтенбруннером. Я такой гад, со мной никто не дружит!
— Это точно, — сказал Штирлиц. — Хочешь быть Бонапартом? Их в лечебнице штук двадцать, будешь с ними в футбол играть.
— Чур, я — вратарь! — закричал Кальтенбруннер.
— Хоть два вратаря, — кинул Штирлиц. — Купер, этот псих нам не угроза. Он полный болван.
— Я понял, — вздохнул Купер. — Пошли.
Агенты из будущего двинулись на выход. Фюрер с Кальтенбруннером смотрели им вслед. Фюрер трогательно прижимал к груди свой ненаглядный журнал.
— Я — Наполеон Бонапарт, император Франции, — заявил Кальтенбруннер. — И ещё я — вратарь.
— Хоть два вратаря, — сказал Фюрер и побежал доигрывать партию со Штирлицем.
— Я — два вратаря, — повторил Кальтенбруннер. — Мне Штирлиц разрешил!
Глава 13
Штирлиц на пляже
Штирлиц и агент Купер сняли двухместный номер в гостинице «Третий Рейх». Утомленный Штирлиц повалился на кровать и мгновенно заснул.
Во сне Штирлиц шагал по вечернему Урюпинску. Он спокойно смотрел то направо, то налево, и везде видел Фюреров с Кальтенбруннерами. Вот Фюрер играет с Кальтенбруннером в шахматы, вот Кальтенбруннер с Фюрером сажают на клумбе цветы... Штирлиц вежливо здоровался с ними, причем по- простому, без всяких там «Хайль!», и все отвечали ему:
— Добрый вечер, господин Штирлиц. Не читали ли вы последний доклад Великого Императора?
— Как же, как же, — весело отзывался Штирлиц. — Конечно, не читал!
Штирлиц был совершенно счастлив...
Русского разведчика разбудил осторожный шорох возле его кровати. Штирлиц, ещё не проснувшись, подумал, что он находится в психиатрической лечебнице, а возле его кровати стоит красивая медсестра, которая принесла ему завтрак. Штирлиц открыл глаза и увидел агента Купера.
— Извините, господин Штирлиц, если я вас разбудил, — сказал Купер.
— Ничего, ничего, — махнул Штирлиц рукой.
— Я хотел посмотреть, чем там занимается наш друг Кальтенбруннер.
— Давай посмотрим.
Друзья сели к экрану. Кальтенбруннер рвал и метал. Перед ним стояли немногочисленные остатки его людей, а сам Кальтенбруннер носился по кабинету и бил драгоценные фарфоровые вазы, вывезенные из России. Вазы раскалывались на мелкие кусочки, и осколки хрустели под ногами взбесившегося Кальтенбруннера.
— Идиоты! — орал Кальтенбруннер. — Мои самые лучшие диверсанты не смогли ничего сделать со Штирлицем! Сегодня я опять видел его в Рейхе! Они пил коньяк с Фюрером, вместо того чтобы пить с Дьяволом в Преисподней! Кретины! Исчез даже Клаус! Уж он-то не испугался бы вернуться и доложить о провале! Значит, мои агенты не скрываются! Значит, Штирлиц их уничтожил! Но как?
Робко постучали в дверь. Кальтенбруннер грохнул ещё одну вазу и выкрикнул:
— Да!
— Господин Кальтенбруннер, — просунулась в дверь седая голова слуги. — Шифровка! Наш секретный информатор в Центре у русских докладывает, что у Штирлица ушла в декрет предыдущая радистка, и ему послали новую. Встреча с ней назначена завтра на пляже.
— Во сколько?
— Время у них не указано. Для конспирации радистка будет ждать Штирлица у пивного ларька с утра и до вечера. Пока он не появится.
— Он не появится! — зловеще произнес Кальтенбруннер. — Агенты! Даю вам последний шанс убрать Штирлица. На этот раз вы пойдёте на дело не все вместе, как раньше, а по отдельности. Один нападет справа, другой — слева, третий — в воде! Кстати, в воде — это хорошая мысль! Сейчас стоит жара, Штирлиц, конечно, захочет искупаться. Ты, — Кальтенбруннер ткнул пальцем, — наденешь акваланг и будешь ждать его под водой.
— Есть! — вытянулся агент.
— Если и это дело вы, болваны, загубите, я сам пойду убивать Штирлица!
— Не загубим! — хором произнесли агенты. — Такой хороший план! Это верняк!
Купер погасил экран и посмотрел на Штирлица.
— Ну что?
— Тяжелый случай, — сказал Штирлиц, потягиваясь.
— Как защитить Штирлица от нападения с разных сторон? Можно, конечно, сделать ему защитное поле, и его не смогут убить. Но тогда, если вдруг под ним взорвется граната, а с ним ничего не случится, Штирлиц будет удивлён!
— Я не припомню, чтобы подо мной взрывались гранаты, — проворчал Штирлиц. — А защитное поле — это умно! Только защищать оно должно не настоящего Штирлица, а меня. Я пойду вместо него на пляж, агенты Кальтенбруннера будут нападать по-одному на меня, а я их буду тихо ликвидировать.
— А куда денется настоящий Штирлиц?
— Настоящего Штирлица надо будет задержать по дороге.
— Как?
Штирлиц задумался. Внезапно лицо его просветлело.
— Элементарно, Купер! Ты подойдёшь к нему на улице с бутылкой коньяка и предложишь распить на троих. От коньяка в сорок третьем году я никогда не отказывался!
— Что значит «на троих»? Нас же будет двое.
— Вот третьего вы и будете искать, и на это уйдёт много времени! А я на пляже буду Штирлицем.
— Интересная версия, — сказал Купер.
На следующий день Штирлиц появился на пляже. Радистка уже стояла на своем месте у пивного ларька. Как и было условленно, она была в ярко-красном купальнике и сжимала в руке газету «Правда». Но Штирлиц не стал к ней подходить, а пошёл по пляжу, держа руку на распылителе агента Купера.
Из песка высунулась рука с отравленным кинжалом. Кинжал коснулся ноги Штирлиц и сломался о защитное поле. Штирлиц нажал на курок, рука исчезла, а песок осыпался в освободившуюся яму. Русский разведчик пошёл дальше.
Из кабинки для переодевания выскочил мужчина с саблей. Со всего размаху он рубанул Штирлица по голове. Сабля разломилась пополам. Распылитель действовал эффективнее сабли, незадачливый фехтовальщик растворился в воздухе.
Из-за куста бузины послышалась автоматная очередь. Пули отскакивали от Штирлица и рикошетом отлетали назад в кусты. Русский разведчик распылил и куст, и того, кто за ним скрывался. Какой-то урод стрелял с дерева из винтовки с оптическим прицелом. Бил прицельно, в голову. Штирлиц и его срезал вместе с верхушкой дерева.
Два агента Кальтенбруннера в плавках изображали, что играют в волейбол. Мяч полетел в сторону Штирлица и взорвался. Но русский разведчик, неуничтожимый, как Арнольд Шварценеггер в роли робота-терминатора, вышел из воронки и превратил бедных волейболистов в атомы. С крыши спасательной станции застрочил пулемёт. Штирлиц снял пулемётчика и огляделся.
Тишина.
Штирлиц вытер пот со лба. Было жарко. Русский разведчик снял мундир и полез в воду. Вода была тёплая, как парное молоко. Штирлиц нырнул и, отфыркиваясь, как морж, поплыл к буйкам.
Вдруг из глубины поднялся облепленный тиной водолаз с трезубцем в руке. Водолаз замахнулся на Штирлица и с силой воткнул трезубец в грудь русского разведчика. Трезубец не вонзился, а согнулся. Штирлиц засмеялся, пуская пузыри воздуха, и, достав припрятанный в трусах распылитель, уничтожил водолаза, создав небольшой водоворот.
«Вот ведь несправедливость какая, — подумал Штирлиц. — Я тут, как монстр какой-то, киборг-убийца, всех кругом уничтожаю, а они со мной ничего сделать не могут... Даже неинтересно...»
С чувством исполненного долга он вышел на берег и оделся. Больше на него никто не покушался. Штирлиц сплюнул сквозь зубы и захотел пива. Русский разведчик сунул распылитель за пояс и пошёл в кабачок «Три поросёнка», где он договорился встретиться с Купером.
Наконец, на пляже появился настоящий Штирлиц. Весёлый после распитой на троих бутылки коньяка, разведчик решил сначала искупаться, а потом подойти к радистке. Он плавал долго, а когда вылез, выжал в раздевалке трусы и причесался перед разбитым зеркалом.
Радистка всё так же стояла у пивного ларька. Её красный купальник сверкал на весь пляж и притягивал нескромные мужские взоры к высокой груди этой красивой девушки.
Штирлиц три раза обошёл вокруг пивного ларька. Слежки не было...
Глава 14
Бегство Штирлица
И снова Кальтенбруннер носился по кабинету. Фарфоровых ваз больше не было, поэтому он вытаскивал из шкафа книги и со злобными криками рвал их на мелкие кусочки. Ни одного агента у Кальтенбруннера больше не осталось.
— Я ненавижу Штирлица! — кричал он, разбрасывая обрывки бумаги. — Ненавижу!
Наконец, обессилев от собственной ярости, Кальтенбруннер повалился на кожаный диван. Схватив со стола нож, он вырезал на черной коже дивана русское неприличное слово.
— Кретин! — выдохнул он. Было непонятно, к кому это относилось, к Штирлицу или к самому Кальтенбруннеру.
Кальтенбруннер ухватился за серебряный колокольчик и позвонил. Вошёл седой слуга и поклонился своему господину.
— Что слышно в Рейхе, Фридрих? — спросил Кальтенбруннер, кусая губы.
— В церкви пастора Шлага господин штандартенфюрер СС фон Штирлиц и господин Айсман собираются устроить вечеринку с женщинами. Приглашены все высшие офицеры Рейха. Вы не приглашены.
— Ага! — победно воскликнул Кальтенбруннер. — Вот где я его и накрою! На сей раз я сам займусь этим делом!
— Неугомонный, — задумчиво молвил Купер. — Мы что, так и будем защищать тут этого Штирлица до конца войны?
— А почему нет? — спросил Штирлиц, которому как раз очень нравилось защищать самого себя, попутно веселясь в кабачках Берлина.
— Нам же надо выполнять задание Империи, — сказал Купер. — Давайте, уберём Кальтенбруннера, поставим на его место похожего биоробота, чтобы никто не догадался, и отправимся назад.
— Что такое биоробот?
— Это искусственный человек, предназначенный для исполнения приказов человека. Я в школе на практике проходил курс по созданию биороботов и смогу за какие-то полчаса создать искусственного Кальтенбруннера. Запрограммирую его на тихий образ жизни, и можно возвращаться в будущее.
Штирлиц задумался. Ему не хотелось уезжать из Германии. Так классно в двадцатом веке быть разведчиком с техникой тридцатого века!
— Куда нам торопиться, Купер? — поинтересовался Штирлиц. — Будущее от нас не убежит, давай веселиться здесь!
— Но, Штирлиц, есть же чувство долга!
— Купер, ты хочешь стать настоящим агентом?
— Хочу.
— Тогда запомни. Мы никому ничего не должны! Нам всё по-фигу! И если мы делаем то, что делаем, мы занимаемся этим только потому, что нам это нравится!
— Вы не правы, Штирлиц. Я всё-таки уберу Кальтенбруннера и поставлю на его место робота, а потом вернёмся назад.
— Ну, убери, — равнодушно сказал Штирлиц.
Агент Купер вскочил и пошёл убирать Кальтенбруннера.
— Ну, и возвращайся в своё будущее, — сказал Штирлиц ему вслед и решительно встал. — Чёрта с два я туда вернусь! Мне и тут нравится! Уеду в Швейцарию.
Штирлиц взял лист бумаги и написал:
«Купер! Я не хочу возвращаться в будущее! Езжай один. А я уехал в Уругвай! Штирлиц.»
Русский разведчик положил послание на стол, прижал его пустой пивной бутылкой и покинул гостиничный номер.
В это время агент Купер снова подошёл к особняку Кальтенбруннера. Побрызгав на себя смесью, делающей человека невидимым, Купер уже знакомой дорогой пошёл к воротам. Ворота были закрыты. Агент Купер сунул под нос часовому специальное устройство под названием «Глюколист», часовой прибалдел, как от хорошего укола кокаина, и сполз на пол с блаженной улыбкой идиота.
Купер дернул за рычаг, ворота приотворились. Агент проскользнул за ограду и, закрыв за собой ворота, бесшумно двинулся к дому. У входной двери стояли два охранника в касках с автоматами на груди. Их бульдожьи лица не выражали ни единой мысли. Купер открыл дверь и вошёл в дом. Часовые удивлённо переглянулись, заглянули внутрь, осмотрели окрестности, но так как никого не увидели, то пожали плечами и снова замерли, как истуканы на острове Пасхи.
У Купера была фотографическая память, и он прекрасно помнил путь по извилистым коридорам особняка Кальтенбруннера. Как призрак, он проскользнул мимо многочисленных охранников, обдав их легким ветерком, и остановился перед кабинетом Кальтенбруннера. Агент прислушался. В кабинете слышались шаги и недовольное бормотание. Купер ухмыльнулся и толкнул дверь.
— Кто тут? — обернулся Кальтенбруннер.
— Свои, — сказал невидимый Купер и бросил парализующую гранатку.
Раздался легкий хлопок, пошёл дым, парализованный Кальтенбруннер упал. Купер разложил на полу свой чемоданчик, вытащил похожую на надувную куклу штуковину и нажал на кнопочку. Кукла выросла до размеров Кальтенбруннера, и агент Купер принялся за работу по созданию биоробота.
Через полчаса на полу лежали два Кальтенбруннера. По проводам, подсоединённым к голове фашиста, перекачивалась информация в голову робота. Наконец, звонок сообщил о завершении копирования. Купер удовлетворенно щёлкнул языком и полюбовался на дело своих рук. Действие парализующей гранаты начало проходить, Кальтенбруннер застонал и зашевелился, обрывая провода. Купер вытащил распылитель, и страшного Кальтенбруннера не стало.
— Биоробот, встать, — подал команду агент.
Биоробот сел на полу и взглянул на своего создателя.
— Тебя зовут Кальтенбруннер, — сказал Купер. — Твоя задача вести себя тихо и не выпендриваться.
— Приказ понял, — разжал губы робот.
— Вот и славно, — улыбнулся агент Купер.
Вернувшись в гостиницу, Купер не обнаружил там Штирлица. Агент прочитал записку и сел на кровать.
— Что значит «не хочу возвращаться»? — нахмурился он. — А задание Великой Империи?
Агент Купер перечитал записку ещё раз и почувствовал, что начинает паниковать. Ведь без Штирлица ему не выполнить задание его светлости герцога фон Брамса! Каким бы идиотом Штирлиц не выглядел, но он был настоящим супер-агентом, не имеющим равных за всю историю человечества до тридцатого века включительно!
Купер впал в отчаяние. Он не думал, что Штирлиц может сбежать, а то повесил бы на него микроскопический маячок, по которому мог бы его легко найти в любом месте Земли. А теперь...
И вдруг Купера осенило.
— Вряд ли Штирлиц уедет, не посетив напоследок свой любимый кабачок «Три поросёнка»! Есть надежда его там застать!
Агент Купер схватил свой чемоданчик с техникой будущего и побежал искать Штирлица.
Глава 15
Встреча старых друзей
Усталый Штирлиц с ручным пулемётом на плече вошёл в кабачок «Три поросёнка». Посетители отсутствовали. Кабачок был закрыт, но кто посмел бы сказать об этом господину штандартенфюреру? Русский разведчик прислонил пулемёт к стене, расположился за своим любимым столиком и пальцем поманил официанта.
— Пива и тушенки! — заказал он.
— Вы сегодня выглядите утомлённым, господин штандартенфюрер, — сказал услужливый официант, смахивая полотенцем со стола крошки и вытирая лужицы пива.
— Был трудный день, — пояснил Штирлиц, не вдаваясь в подробности.
Официант выставил на стол несколько кружек пенного пива и две больших банки советской говяжьей тушенки, которую так любил господин штандартенфюрер. На банке была нарисована толстая корова, пасущаяся на лугу.
Штирлиц приложился к кружке, опустошил её за секунду и ткнул вилкой в банку тушенки.
Тут произошло событие, о котором в кабачке долго вспоминали с суеверным ужасом.
Открылась дверь, и в кабачок «Три поросёнка» вошёл ещё один улыбающийся Штирлиц. У официанта отвалилась челюсть, бармен спрятался под стойкой, посудомойки с изумлением выглядывали из подсобки и округляли глаза.
Штирлиц сел рядом со Штирлицем. Тот доброжелательно посмотрел на нового посетителя и подвинул ему одну из своих кружек. Второй Штирлиц тоже приложился. Первый с одобрением проследил за опустевшей кружкой.
— Официант! — позвал он, подняв руку. — Нужна вторая вилка и повторить такое же количество пива!
— Есть! — по-военному отозвался официант, у которого от происходящего пересохло в горле.
— И ещё принеси бутылочку водки! — добавил второй Штирлиц и осведомился у первого:
— Ты какую предпочитаешь?
— «Кубанскую», ясный пень!
— Аналогично, — кивнул Штирлиц из будущего. — У нее такой приятный аромат, особенно если в экспортном исполнении. Официант! Две «Кубанских»!
— Господин штандартенфюрер, — робко сказал официант, прикрывая на всякий случай лицо рукой. — У нас нет «Кубанской»... Есть шнапс, коньяк...
— Дикари, — бросил первый Штирлиц.
— А из наших-то есть что-нибудь? — спросил второй у официанта.
— «Пшеничная».
— Тоже неплохо, — согласился штандартенфюрер. — Из «Пшеничной» получается нажористый «ёрш». Давненько я не пил «ерша»!
Штирлиц из сорок третьего года протянул руку Штирлицу из будущего и представился:
— Штандартенфюрер СС фон Штирлиц.
— Супер-агент Великой Империи фон Штирлиц, — отозвался Штирлиц из будущего.
— Однофамильцы, значит, — радостно сообразил Штирлиц из прошлого. — За это надо выпить.
Они отпили по полкружки пива, долили водкой и, со звоном чокнувшись кружками, выпили до дна.
— Хорошо пошла! — выдохнул Штирлиц.
— Представляешь, — сказал Штирлиц сорок третьего года. — Эти ублюдки в Рейхе задумали вывести всех ёжиков из России, чтобы там нарушилось биологическое равновесие и все русские вымерли. Ёжиков! А ведь ёжик — это символ русской души. Снаружи колючий и необщительный, а внутри тёплый и очень, очень добрый! И вдруг какие-то фашисты будут вывозить их из наших густых, зелёных лесов! Но не тут- то было, — Штирлиц любовно похлопал ладонью по своему пулемёту. — Русский разведчик Штирлиц не дремлет! И спас русских ёжиков.
— А я спас Штирлица, — флегматично молвил Штирлиц из будущего. — Представляешь, гад Кальтенбруннер решил его убрать!
Штирлицы закусили тушенкой.
В кабачок вбежал взволнованный агент Купер.
— Вот вы где! — воскликнул он и осёкся, осознав, что видит перед собой двух Штирлицев.
— А, Купер! Садись. Официант! Повторить пиво, водку и тушенку!
— Штирлиц, — проникновенно сказал Купер. — Как вы могли меня бросить на произвол судьбы? А как же задание относительно Тройной Звезды? А ваше обещание сделать из меня настоящего супер- агента?
При взгляде на агента Купера, Штирлицу стало его жалко и немного стыдно.
— Да ладно, Купер, — пробормотал он, хлопая агента по плечу. — Я пошутил. Конечно, я слетаю на твою Тройную Звезду и сделаю тебя настоящим супер-агентом! Пей, — он подвинул Куперу кружку с «ершом».
— Я не пью, вы же знаете, — сказал агент Купер. — Агентам нельзя пить.
— Глупости, — оборвал его Штирлиц из прошлого. — Война и водка неразделимы. На фронте перед боем всегда выдают сто грамм для храбрости. А разведчик — он всегда в бою. У него каждый день на фронте. Он просто обязан пить!
— Слышишь, что говорит умный человек, — наставительно произнёс Штирлиц из будущего. — Ты, Купер, вбил себе в голову какие-то глупые истины, которыми тебя напичкали в школе. Ты хочешь всё делать по правилам. А на войне нет правил. На войне всем всё по-фигу! И это — основное условие для победы!
— Но...
— Пей, — сказал Штирлиц. — Пей и закусывай.
Агент Купер поднёс кружку к губам и медленно выпил пиво, смешанное с водкой. Его обычно бледное лицо порозовело, а на губах заиграла неуверенная улыбка.
— Вот и славно! — обрадовался Штирлиц. — Теперь скушай тушенки!
Штирлиц из прошлого долил ещё водки в пиво.
— За победу! — воскликнул он. — За нас, русских!
Штирлицы выпили.
— Знаешь, Купер, почему русские разведчики самые лучшие в мире? — спросил Штирлиц из будущего.
— Почему?
— Из-за загадочной русской души. А вся загадка в том, что русский человек сначала делает, а потом думает! Вот если какой-нибудь ублюдок наглеет, а ты думаешь, дать ему в морду или нет, то в конце концов приходишь к мысли, что бить человека нехорошо, неинтеллигентно, что ублюдок — тоже человек, и так далее. В результате человеческая цивилизация пришла к такому состоянию, что кругом ходят наглые ублюдки, которые вытирают ноги о таких, как ты, интеллигентов. А настоящий русский сначала даст в морду, а потом подумает, правильно ли он поступил. И, что самое интересное, придет к выводу, что правильно!
— Это точно, — вставил Штирлиц из прошлого. — Так и поступают русские разведчики. У меня никогда нет плана, я действую стихийно. Мне всё по-фигу, и никто не может предугадать, что я сделаю в следующий момент.
— Вот именно, — засмеялся второй Штирлиц. — Поди, прочитай мои мысли, если у меня их нет! А появляются они только в тот момент, когда я уже принялся за дело.
— Так вот в чём секрет! — воскликнул агент Купер. — И если я научусь так работать, я стану супер-агентом?
— Ясный пень! — хором сказали оба Штирлица.
— За это надо выпить! — предложил Купер, поднимая кружку. Глаза его сверкали. Да, он станет супер-агентом, самым лучшим во всей Империи. И они со Штирлицем с честью выполнят задание его светлости наместника Великого Императора герцога фон Брамса!
— Штирлиц, — молвил Штирлиц из прошлого. — Нам скоро пора улетать. Я хочу подарить вам на память очень полезную вещь.
Штирлиц вытащил из кармана лазерный меч.
— Кастет, — обрадовался Штирлиц из прошлого. — Это ценный подарок. У меня есть один неплохой кастетец, но и два никогда не помешают!
— Дарю! — сказал Штирлиц. — Купер, нам пора.
— Ясный пень, — заплетающимся языком согласился опьяневший агент Купер, пытаясь приподняться и падая.
Штирлиц поднял своего друга, помахал на прощание Штирлицу, остающемуся в сорок третьем году, и агенты из будущего покинули кабачок.
Эпилог
За окном кабачка «Три поросёнка» уже давно шли немецкие солдаты, а тут вдруг пошёл дождь. Грубыми, пропитыми, прокуренными голосами фашисты фальшиво тянули «Гитлер зольдатен».
Штирлиц поднял кружку и привычно проверил, не залетела ли в неё какая-нибудь сумасшедшая муха.
Эти двое, которые только что вышли, были чем-то ему симпатичны, особенно тот, что постарше. Лицо этого человека было знакомо Штирлицу, но где он его видел, русский разведчик никак не мог вспомнить.
Штирлиц внимательно посмотрел на кастет, подаренный незнакомцем, и взвесил его на ладони. Кастет был совсем лёгкий, и Штирлиц, справедливо рассудив, что старый, испытанный кастет из свинца гораздо лучше, выбросил подарок в мусорное ведро.
А за окном шёл дождь и фашистские солдаты. Солдаты нехотя плелись на Восток...

  © PANB.RU